Толкование

Семинары и лекции

Поиск по сайту

 

видение, сцена, пророчество, пазлКеннет А. Стрэнд

С литературной точки зрения Книга Откровение представляет собой прекрасно построенное произведение, состоящее из множества тесно переплетенных между собой сюжетных линий. Эти сюжетные линии не просто отражают эстетический вкус автора и его мастерство в построении текста, но также преследуют более широкую задачу, чем мнемонический прием. В действительности, они проясняют различные теологические аспекты книги.

 

В более широком контексте весь Апокалипсис построен по хиастической модели, в которой пролог и эпилог связаны в неразрывную пару и в которой пророческие сцены, или видения, также в свою очередь объединены в хиастическом или инверсионном порядке. Ранее уже неоднократно говорилось об общей хиастической структуре и ее значении, поэтому нет нужды останавливаться на этом вопросе сейчас1. Однако следует отметить две особенности: 1) помимо пролога и эпилога в книге можно выделить восемь основных пророческих сюжетов — четыре из них расположены до линии, разделяющей главы 14 и 15, и четыре — после; 2) видения, расположенные до линии, делящей хиастическую структуру пополам, в основе своей содержат историческую направленность (относятся к христианской эпохе), а видения, расположенные за разделяющей хиазм линией, представляют эпоху эсхатологического суда.

В отношении первого из представленных выше пунктов следует подчеркнуть, что в Откровении в действительности не семь, как предполагается различными исследователями2, а восемь основных пророческих сюжетов. В отношении второго следует выделить следующие особенности: со второго по четвертое видения каждый исторический отрезок завершается разделом, изображающим время эсхатологического суда; и в последующих видениях, по сути своей представляющих более широкую картину эсхатологически-судной эпохи, можно выделить отрезок, относящийся к исторической эпохе. Эти отрезки выполняют роль авторского пояснения, обусловленного его собственным пониманием истории, а также роль увещевания и призыва (имеющего силу лишь до наступления эсхатологического суда). Эти особенности, касающиеся «исключений» в общей картине или в отдельных видениях, расположенных на каждой стороне хиазма, не следует, однако, воспринимать как «побочную» информацию.

Эти «исключения» составляют важную часть своих отрывков, занимая в них надлежащее место и освещая контекст, в котором их следует понимать. Более того, они представляют собой самостоятельные элементы, что касается характера, местоположения и цели, находящиеся внутри своих видений.

Для удобства в схеме 1 приведена полная хиастическая структура Книги Откровение с прологом, эпилогом и восемью видениями, а также обозначены текстуальные границы и основные темы каждого из видений. Как в данной схеме, так и во всей статье в целом термин «видения» относится к этим восьми законченным пророческим сюжетам, но не к индиви-дуальным видениям меньшего масштаба. Для обозначения этих видений в дальнейшем будут использованы римские цифры.

Данное исследование преследует две основные цели, и потому материал, относящийся к каждой из них, будет изложен в отдельных статьях. Представленная здесь статья является первой из них и содержит краткий анализ некоторых параллельных структур в восьми основных видениях Книги Откровение. Вторая статья3 будет более сконцентрирована на тех текстовых блоках, которые предваряют эти восемь видений и которые можно определить как «вводные триумфальные сцены», поскольку они создают для каждого из видений фон, наглядно изображающий Божью заботу о Своем народе и дающий святым, или «верным», Христовым слугам уверенность в конечной победе. Для ясности в настоящей статье будут использованы римские цифры для обозначения восьми видений так же, как и в схеме 1. Каждое же из видений состоит из двух или четырех основных секций, или текстовых блоков, для обозначения которых будут использованы прописные буквы (А, В и т. д.).

1. Анализ сюжетов восьми видений

Первое и последнее видения Апокалипсиса (I и VIII) содержат как «вводную триумфальную сцену» (А), так и последующий за ней основной текстовый блок (В), который можно назвать «основным пророческим описанием». Каждое из остальных шести видений (II—VII) состоит из тех же двух блоков и еще двух (С и В), последующих за ними.

В данном исследовании третий текстовый блок в каждом из видений (II — VII) носит название «интерлюдии» (промежуточного эпизода). Термин «интерлюдия» обычно используется при экзегезе определенных разделов в видениях II, III и IV, но он также уместен и для обозначения соответствующих (но более кратких) разделов в видениях V, VI и VII. Следует, однако, отметить, что, хотя зачастую термин «интерлюдия» предполагает наличие интервала, или пропуска, в основном повествовании, в видениях II—VII третий блок выполняет роль усиления непосредственно предшествующего ему текста4. Четвертый блок может быть назван «эсхатологи-ческой кульминацией». В определенном смысле как этот блок, так и предшествующая ему «интерлюдия» фактически представляют собой продолжение «основного пророческого описания», начатого во втором блоке.

Хотя позднее в нашей статье возникнет необходимость дальнейшего уточнения некоторых основных положений данного анализа, на данный момент мы можем сделать обобщение в виде схемы 2.

2. Краткое изложение содержания видений

На данном этапе было бы полезно сделать общий обзор содержания каждого из восьми видений. Приведенное здесь краткое их изложение соответствует общим структурным линиям, обозначенным выше. Однако следует подчеркнуть, что это действительно краткое изложение. Более же подробную информацию читатель может получить, обратившись к текстам, которые указаны для каждого из видений.

Исторические видения

Видение I, 1:106—3:22

Блок А, вводная триумфальная сцена, 1:10б—20. Христос является Иоанну на острове Патмос в образе Вечносущего и Всемогущего Бога, ходящего среди семи золотых светильников, которые символизируют семь церквей.

Блок В, основное пророческое описание, главы 2 и 3. Христос обращается к отдельным церквам со словами хвалы, обличения, предостережения и увещевания в зависимости от того, что необходимо в их конкретной, отличающейся от других ситуации.

Видение II,4:1 —8:1

Блок А, вводная триумфальная сцена, главы 4 и 5. Иоанн видит стоящий на небесах престол, стеклянное море и семь светильников огненных, горящих перед престолом. Он также видит четыре живых существа и двадцать четыре старца, окружающих престол. В исполненной драматизма сцене провозглашается, что только Агнец закланный достоин взять запечатанную семью печатями книгу из рук Восседающего на престоле, снять печати и раскрыть ее. Затем Агнец берет книгу, при этом четыре живых существа, двадцать четыре старца и вся Вселенная возносят Ему хвалу.

Блок В, основное пророческое описание, глава 6. Сняты первые шесть печатей, в результате чего появляются четыре всадника. Души под жертвенником вопиют: «Доколе», пока не наступит время суда и возмездия; на земле и на небесах даны знамения грядущего суда.

Блок С, интерлюдия, глава 7. Ход событий «прерывается», чтобы обратить внимание читателя на запечатление 144000 в конце времени.

Блок D эсхатологическая кульминация, 8:1. После снятия седьмой печати «сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса».

Видение III, 8:2— 11:18

Блок А, вводная триумфальная сцена, 8:2—6. Появляются семь ангелов с трубами, еще один ангел подходит к золотому жертвеннику, вознося фимиам вместе с молитвами святых к Богу. Далее ангел наполняет кадильницу огнем с жертвенника и повергает ее на землю, в результате чего происходят знамения суда в виде голосов, громов, молний и землетрясений.

Блок В, основное пророческое описание, 8:7—9:21.

Трубят первые шесть труб, высвобождая разрушительные силы, которые образно представлены падающим на землю градом, огромной пылающей горой, низвергнутой в море, и т. д. Первые пять труб вызывают ассоциации с язвами, обрушившимися на древний Египет, описание же шестой трубы, где говорится о «великой реке Евфрат» (9:14), изменяет фон, пробуждая в памяти воспоминания о Вавилоне5.

Блок С, интерлюдия, 10:1 — 11:13. Ангел, держащий раскрытый свиток, возвещает (10:6), что «времени уже не будет» или, согласно другому варианту перевода, «задержки более уже не будет» (RSV)6. Иоанну велено съесть книгу. Он выполняет повеление, обнаруживая, что она сладка на вкус, но горька во чреве. Затем пророку дано повеление измерить храм, жертвенник и поклоняющихся в нем (как уже было отмечено в других работах, это прямая аллюзия на ритуал Дня искупления в древнееврейском культе)7. Далее описывается свидетельство и служение двух свидетелей.

Блок D, эсхатологическая кульминация, 11:14—18.

Звучит седьмая труба. Затем следует провозглашение о том, что «царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его». Звучит гимн восхваления, в котором говорится, что настало время судить умерших, воздать награду святым и уничтожить «губивших землю».

Видение IV, 11:19—14:20

Блок А, вводная триумфальная сцена, 11:19. «Отверзся храм Божий на небе, и явился ковчег завета Его». Затем «произошли молнии, и голоса, и громы, и землетрясение, и великий град».

Блок В, основное пророческое описание, главы 12 и 13. Дракон, зверь, подобный барсу, и вышедший из земли зверь с двумя рогами преследуют народ Божий.

Блок С, интерлюдия, 14:1—13. Иоанн видит: (1) Агнца и 144000 святых, одержавших победу и стоящих на горе Сион; (2) трех ангелов, летящих посреди неба и провозглашающих весть предостережения.

Блок В, эсхатологическая кульминация, 14:14—20. На земле пожинаются две жатвы урожая: 1) жатва зерна и 2) жатва винограда, брошенного в великое точило гнева Божьего.

Эсхатологически-судные видения

Видение V, 15:1—16:17

Блок А, вводная триумфальная сцена, 15:1 — 16:1.

Иоанну было показано, что святые, одержавшие победу, стоят на стеклянном море и поют песнь Моисея и Агнца. После этого «отверзся храм скинии свидетельства на небе», из него вышли семь ангелов и получили семь чаш, «наполненных гневом Бога». Храм наполнился дымом, так что никто не был в состоянии войти в него до тех пор, пока не окончатся семь язв. Наконец, ангелам дано повеление идти и вылить семь чаш на землю.

Блок В, основное пророческое описание, 16:2—14.

Первые шесть чаш гнева выливаются, оказывая разрушительное действие на сушу, море, реки, источники вод и т. д. (И вновь, как в сцене с семью трубами, в сцене с первыми пятью чашами мы видим вначале аллюзию на язвы, обрушившиеся на древний Египет, а затем действие перемещается в Вавилон, поскольку шестая чаша выливается в «великую реку Евфрат» в 16:12).

Блок С, интерлюдия, 16:15. В описание шестой чаши — высыхание реки Евфрат и появление бесовских духов, которые обольщают царей земных и ведут их «на брань в оный великий день Бога Вседержителя» (16:12—14), — включена (ст. 15) удивительная заповедь блаженства: «Се, иду (Христос) как тать: блажен бодрствующий». Далее следует дополнительная информация о том, что место битвы носит название «Армагеддон» (ст. 16).

Поскольку мы уже перешли к тому разделу Откровения, где видения относятся не к исторической эпохе, но к эсхатологическому суду, должен появиться новый вид «интерлюдии», что мы и наблюдаем в данном случае. Предыдущие интерлюдии представляли собой своего рода подробные описания событий или обстоятельств на финальном отрезке исторической эпохи. Интерлюдии же в видениях V — VII более четко очерчены и носят характер наставлений.

Вполне логичен вопрос: «Зачем здесь такие интерлюдии?» Относительно данной конкретной интерлюдии в Откр. 16:15 очень тонко заметил Пол Минеар (Minear): «Эта фраза раскрывает, в какой страшной опасности пребывает не подозревающий ни о чём христианин. На вопрос Р. Г. Чарльза (Charles): „Как возможно было проспать происходившие вселенские катаклизмы?" напрашивается ответ: „Именно в этом-то и дело". По мнению Иоанна, христиане спали, не потревоженные ни грохотом, ни надвигающейся бедой. Они не осознавали, что происходящее может поставить под угрозу их достояние, оставив их нагими и беззащитными. Спать — значит не осознавать насущные нужды времени. (Сравните с учениками в Гефсимании — Мк. 14:26—42). Предостережение обращено к часовым, забывшим о том, что идет война»8.

Блок В, эсхатологическая кульминация, 16:17. Изливается седьмая чаша гнева, и от престола в храме слышится торжественный возглас: «Совершилось!»

Видение VI, 16:18—18:24

Блок А, вводная триумфальная сцена, 16:18 — 17:3а.

Происходят традиционные знамения суда (голоса, громы, молнии, землетрясения и град). «Вавилон великий воспомянут пред Богом», дабы предстать на суде. Затем Иоанн уведен в пустыню, чтобы увидеть суд над Вавилоном.

Блок В, основное пророческое описание, 17:3в —18:3. Первые стихи главы 17 (ст. Зв—8) содержат описание Вавилона в виде блудницы, восседающей на багряном звере с семью головами и десятью рогами. За этой описательной сценой следует подробное объяснение (ст. 9—18), достигающее своей кульминации в сцене уничтожения блудницы десятью рогами зверя (ст. 16,17) и в отождествлении этой блудницы с великим городом, правящим над земными царями (ст. 18). В первых трех стихах главы 18 перечисляются различные аспекты отступничества Вавилона, что готовит почву для звучащего в интерлюдии призыва и последующего за ним описания уничтожения Вавилона.

Блок С, интерлюдия, 18:4—8, 20. Перед описанием огненного уничтожения Вавилона звучит обращенный к народу Божьему призыв «выйти» из Вавилона, от великой блудницы, чтобы не участвовать в ее грехах и не подвергнуться язвам ее. Тут же повторяется более подробно Божье повеление о суде над Вавилоном.

Поскольку в хиастической структуре главы 18 стих 20 соответствует стихам 4—89, обе эти «интерлюдии» внутри данного хиазма также, по-видимому, следует воспринимать как одну общую «интерлюдию» для всей сцены, разворачивающейся в 17:3в — 18:24. Стих 20 призывает к ликованию, так как Бог вынес Вавилону тот же приговор, который он сам ранее вынес народу Божьему10.

Блок В, эсхатологическая кульминация, 18:9—19, 21—24. Центральная часть главы 18 (ст. 9—19) посредством погребальной песни, состоящей из трех частей, изображает полное опустошение Вавилона огнем. Финальная же часть главы (ст. 21—24) подчеркивает обреченность Вавилона и его абсолютное разорение после суда Божьего.

Видение VII, 19:1—21:4

Блок А, вводная триумфальная сцена, 19:1—10. Сцена на небесах параллельна сцене, изображенной в главе 4. Звучат гимны хвалы Богу за Его суд над великой блудницей Вавилоном и отмщение народа Божьего. Далее говорится о том, что невеста Агнца приготовлена; провозглашается благословение на тех, кто «приглашен на брачную вечерю Агнца». (Следует заметить, что, хотя обстановка небесного храма, в которой развиваются события глав 4,5 и главы 19, сохраняется, все же есть различие в разворачивающихся на ее фоне действиях и перспективе. Это очевидно из содержания хвалебных гимнов в этих двух видениях. Первое видение, несо-мненно, обращено к исторической эпохе, а второе —- к эпохе эсхатологического суда).

Блок В, основное пророческое описание, 19:11—20:5. Величественно изображается Второе пришествие Христа и его последствия. В перечислении разрушительных последствий упоминается вечеря Божья, приготовленная для птиц в виде трупов врагов Божьих (19:17, 18), участь зверя и лжепророка в огненном озере (19:19, 20) и заточение сатаны, вверженного в «бездну» на тысячу лет (20:1—3). Из позитивных последствий описывается первое воскресение, при котором восстают умершие святые. Воскреснув, они живут и правят вместе со Христом тысячу лет (20:4, 5).

Блок С, интерлюдия, 20:6. «Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти...»

Блок D, эсхатологическая кульминация, 20:7—21:4. Излагаются кульминационные события, происходящие в конце Тысячелетия. Среди негативных событий — освобождение сатаны, возобновление его обольщения, тщетная попытка его нечестивого войска захватить «стан святых» и окончательная гибель этого войска в огне. Позитивные же события показаны Иоанну в видении «нового неба и новой земли», святого города Нового Иерусалима, спускающегося с небес на землю, и Самого Бога, обитающего со Своим народом.

Видение VIII, 21:5-22:5

Блок А, вводная триумфальная сцена, 21:5—На. Провозглашается, что победившие со Христом наследуют все. Иоанн видит, как с небес на землю спускается святой город Новый Иерусалим. (Заметим, что финальная часть предыдущего видения уже изображала ситуацию на земле после того, как спустился Новый Иерусалим, 21:1—4).

Блок В, основное пророческое описание, 21:11в—22:5. Подробно описывается святой город Новый Иерусалим.

3. Дальнейший анализ текстовых блоков А, В, C,D

Обрисовав общую картину, мы можем теперь сделать дальнейшие выводы относительно природы соответствующих разделов (А, В, С, D) в восьми видениях. Кроме того, можно предложить дополнительные комментарии по поводу названий этих блоков, помимо тех, которые уже были сделаны в предыдущих разделах этой статьи и в схеме 2.

Обращаясь к «вводной триумфальной сцене» каждого из восьми видений, мы обнаруживаем, что в ней обязательно присутствует описание храмовой обстановки или своего рода храмовая символика11. Следовательно, наше заглавие «вводная триумфальная сцена» (блок А) теперь можно дополнить словами «в храмовой обстановке».

Что касается блоков со второго по четвертый (текстовых блоков В, С и D), следует отметить различие в перспективе между видениями, находящимися по разные стороны хиазма (I—IV и V—VEI). В первой группе «основное пророческое описание» развивается в рамках исторической арены. Во второй же группе основное повествование в блоках В относится к эсхатологическому, или последнему, суду. Поэтому для видений I—IV название «основное пророческое описание» следует дополнить характеристикой «относящееся к истории»; а для видений V—VIII — характеристикой «относящееся к финальному суду».

Что касается «интерлюдии»—третьего текстового блока (С) в видениях II— IV, то ее также можно дополнить словами «концентрирующая внимание на последних событиях» (под-разумеваются события, предшествующие Второму пришествию Христа), поскольку в каждом случае «интерлюдия» акцентрирует внимание на временном периоде непосредственно перед эсхатологической кульминацией. Для видений V - VII вполне уместно дополнить это название словами

«увещевание или призыв», поскольку устрашающее описание сцен последнего суда «прерывается» короткими текстовыми блоками, в которых содержится ободрение для верных и призыв к покаянию. (В двух таких случаях интерлюдия, как мы уже видели, облечена в форму заповеди блаженства - 16:15 и 20:4).

Все разделы под названием «эсхатологическая кульминация» (блоки D) относятся, как уже отмечалось ранее, к финальному эсхатологическому исполнению. Хотя стоит заметить, что заключительные блоки видений II—IV относятся к исторической эпохе, в то время как в видениях V—VII эти же блоки относятся уже к финальной, или заключительной, части того эсхатологически-судного раздела, который берет свое начало в предыдущих отрывках этих видений. Поэтому блок D для видений может быть назван «эсхатологическая кульминация, относящаяся к истории». Блок D для видений можно назвать «эсхатологическая кульминация: судный финал». Схема 3 отражает все упомянутые выше уточнения к схеме 2. В нее также включены мои рекомендации относительно границ текстовых блоков, о чем идет речь во второй части настоящей статьи.

 

Заключение

В настоящей статье мы выявили, что Книга Откровение имеет прекрасно очерченную и уравновешенную литературную структуру. Эта структура не только служит эстетическим целям, но и играет важную роль в понимании богословской вести книги. Богословие книги имеет различные аспекты, но в этой статье мы отметим лишь один важный богословский момент: широкая хиастическая структура выделяет две основные темы, проходящие сквозь всю книгу: 1) Христос есть Альфа и Омега, 2) Он вернется в конце времени, чтобы воздать каждому по его делам (см. Откр. 1:7, 8; 22:12, 13). Иными словами, Он не изменяется и заслуживает доверия. Он непрестанно поддерживает Своих верных на протяжении всей истории, несмотря на враждебное отношение к ним со стороны людей (ср. Откр. 1:17, 18; Мф. 28:20в; Ин. 16:33; Евр. 12:2а; 13:18). Он лично придет, предвозвещая грядущее уничтожение «губивших землю», в результате чего Его верные последователи унаследуют «новую землю» и данные Им обетования исполнятся (см. Откр. 11:15—18; 21:1—4, 7, 22—27; 22:1—5)1. Четыре пророческих раздела, составляющие первую половину хиазма, обращены прежде всего к первой теме, а четыре видения, относящиеся ко второй половине, обращены в основном ко второй теме.

В заключение можно кратко упомянуть еще один пункт: примечательно, что во вступительных сценах восьми видений храмовая символика в видении I напоминает земную обстановку (светильники, олицетворяющие земные церкви), в видениях же II—VII перед нами небесная реалия (что очевидно либо (а) из прямой ссылки на «храм небесный», либо (б) из общего контекста, указывающего на небесную обстановку)12. И наконец, в видении VIII мы вновь возвращаемся на землю (Бог в скинии со Своим народом, на «новой земле», в «Новом Иерусалиме»; ср. 21:3,22). Это удивительный феномен, богословская значимость которого и взаимосвязь с новозаветной теологией в целом будут рассмотрены нами позже.

Интересно отметить, что отдельные пункты обетования, данного «побеждающим» семи Церквей (2:76,116,26—28 и 3:5,12,21) в большинстве своем вновь перечисляются в 21:5—22 как уже исполнившиеся (напр., 21:27; 22:2, 4). Более того, общая ссылка на них содержится в утверждении: «Побеждающий наследует все» (21:7).

 

 

 

 

1 См.: The Open Gates of Heaven (Ann Arbor MI, 1969 and 1972), Interpreting the Book of Revelation (Worthington, OH, 1976, and Naples, FL, 1979); см. также: «Apocalyptic Prophecy and the Church», pt. 1 / Ministry, October 1983, pp. 22, 23. Особое внимание следует уделить информации из «Interpreting» (pp. 43—51) и диаграмме на с. 52 этой же книги. Предложенное в ранних публикациях деление Откровения на блоки в этой статье незначительно видоизменено.
2 Эти исследователи твердо убеждены в том, что поскольку число «семь» является важным символом в Книге Откровение — на примере четырех септетов (церкви, печати, трубы, чаши) •— то и основных видений в книге должно быть семь. Для знакомства с подходом, выделяющим семь видений, см.: Ernst Lohmeyer. Die Offenbarung des Johannes (Tubingen, 1926); John Wick Bowman. The Drama of the Book of Revelation (Philadelphia, 1955); и «Revelation» / IDB, 4:64,65; а также: Thomas S. Kepler. The Book of Revelation (New York, 1957). Lohmeyer и Bowman обнаруживают также септеты в каждом из выде-ленных ими семи видений, хотя расходятся друг с другом даже в вопросе границ этих семи видений. Kepler, с другой стороны, обнаруживает всего десять отрывков (названных им «сценами») внутри своих семи основных видений (текстуальные границы этих видений несколько отличаются от тех, что предлагает Bowman).
3 См.: Daniel and Revelation Committee Series, v. 6, ch. 3.
4 Paul S. Minear весьма саркастически высказывался в связи с «интерлюдией» в 16:15. См. ниже прим. 7 и источник, на который дается сноска.
5 То, с чем мы здесь сталкиваемся, можно назвать мотивом «исхода из Египта» и «падения Вавилона». Этот феномен встречается дважды, и оба раза мы видим в нем два законченных видения. Первый раз он встречается в Откр. 8:2—14:20 включительно, а второй — вОткр. 15:1—18:24 включительно. Подробности и схему см.: К. A. Strand. «The Two Witnesses of Revelation 11:3—12»/AUSS 19 (1981), pp. 128, 129.
6 Разница в переводе, в сущности, не столь значительна, как это может показаться на первый взгляд. Данный текст является совершенно определенно аллюзией (ссылкой) на Книгу Даниила, которая должна была оставаться запечатанной «до последнего времени» или, согласно древнееврейскому оригиналу, «до времени конца» (Дан. 12:4; ср. Откр. 10:2), и с вопросом Даниила: «Когда?..» (Дан. 12:6). Оба варианта перевода этого предложения в Откр. 10:6 подходят в качестве ответа на поднятый Даниилом вопрос. Это фактически возвещение о наступлении периода конца времени — «времени и времен и полувремени» (Дан. 12:7). В греческом оригинале это предложение из Откр. 10:6 звучит так: hoti kronos ouketi estai (ср. с выражением «на сколько времени» в Дан. 8:13).
7 К. A. Strand. «An Overlooked Old-Testament Background to Revelation 11:1»/ AUSS 22 (1984), pp. 317—325.
8 Paul S. Minear. I Saw a New Earth (Washington, DC, 1968), p. 150. 2
9 См.: William Shea. «Chiasm by Theme and by Form in Revelation 18» / AUSS 20 (1982), p. 249—256; а также: Kenneth A. Strand. «Two Aspects of Babylon's Judgment Portrayed in Revelation 18» / AUSS 20 (1982), p. 53—60.
10 См.: Strand. Two Aspects of Babylon's Judgment, pp. 55—59; см. уточненный и приближенный к буквальному переводу Откр. 18:20 в: «Some Modalities of Symbolic Usage in Revelation 18» / AUSS 24 (1968), pp. 43—45. Фоном как для Откр. 18:4:4—8, так и для ст. 20 служит закон о ложном свидетеле (ср. Втор. 19:16—19; см. также Есф. 7:9, 10).
11 В некоторых случаях, например, во вводных сценах к видениям IV и V, храм небесный непосредственно упомянут; в других же случаях, например, во вводных сценах к видениям I, II и III упоминание храмовой утвари свидетельствует о храмовой обстановке, хотя само слово «храм» и не встречается. Лишь вводные сцены к видениям VI и VII не имеют явного намека на храмовую обстановку. Первому из них, однако, предшествует стих (16:17, описание последней чаши гнева, а так-же переход к следующей части), где упоминается голос «из храма... от престола». Что касается VIII видения, то упоминание «Восседающего на престоле» соотносится с предыдущим описанием Бога в Его храме (ср. Откр. 4:2—11; 19:1—5) и, более того, предшествующий текст (снова выполняющий роль перехода) представляет Бога как «скинию» на «Новой земле» с Его народом (21:3). Вдобавок к этому последующий блок («основное пророческое описание») для видения VIII замечает, что храмом в святом городе Новом Иерусалиме будет «Господь Бог Вседержитель... и Агнец» (21:22).
12 Относительно явного исключения в видении VI см. прим. 11 этой главы.

 

 

 

Популярное темы о конце света

Пророки и пророчества (Болотников)

Семинар по книге Апокалипсис

Преодоление последнего кризиса

Откровение Иоанна (В. Олийник)