Толкование

Семинары и лекции

бог, город, иерусалим, жизнь, божий, человек, агнец, народ, храм, камень
Роберто Баденас

Противопоставление Вавилону

Отношения любви между Агнцем и Его невестой — Иерусалимом показаны в контрасте с отношениям ме­жду политическими властями и Вавилонской блудницей. Со­поставление терминологии главы 21 и глав 17, 18 ясно пока­зывает, что Иоанн противопоставляет Новый Иерусалим, не­весту или жену, и вавилонскую блудницу35.

 

Впервые этот обобщенный символ женщины-города использован при описании Вавилона. И описание Нового Иерусалима следует той же модели. Даже описание соше­ствия Нового Иерусалима с небес (21:9,10) почти дословно повторяет терминологию, использованную в сцене суда над блудницей (17:1—3). Можно сказать, что Новый Иеру­салим, чистый и излучающий славу Божью, нисходит с не­бес над развалинами Вавилона, олицетворяющего горды­ню, зло и нечестие. Финальную судьбу двух городов пока­зывает, нo-видимости, один и тот же ангел, что еще больше усиливает контраст. Таблица наглядно демонстрирует су­ществующие между двумя видениями соответствия и анти­тезы.

Эти соответствия подтверждают, что отношение людей к Богу и Агнцу определяется лишь верностью (невеста) или не­верностью (блудница). Поскольку в Боге соединяются спра­ведливость и милосердие, следствием решения человека мо­жет быть либо его спасение, либо осуждение. Человек выби­рает либо небесный город, либо земной, Новый Иерусалим или Вавилон.

Вавилон

Новый Иерусалим

Фон видения

И пришел один из семи Ангелов, имеющих семь чаш, и, говоря со мною, сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великой блудницею... с нею блудодействовали цари земные ... (17:1,2). И повел меня в духе в пустыню; и я увидел (17:3). Великий город (17:5), Вавилон (17:18), Блудницу, сидящую на многих водах... на звере багряном (17:1, 3).

И пришел ко мне один из семи Ангелов, у которых было семь чаш... и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца (21:9). И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне. великий город, святой Иерусалим, который нисходил с неба от Бога (21:10).

Описание двух женщин или городов

И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою... блудодейства ее (17:4) Жилище бесов и пристанище всякому нечистому духу (18:2). Те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни (17:8).

Народы и цари земные (17:15) передадут силу свою и власть свою зверю (17:12,13).

Он имеет славу Божию; светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному. ..(21:11) чистая река жизни... Среди улицы его... (22:1, 2) Скиния Бога с человеками (21:3). И не войдет в него ничто нечистое (21:27).

Те, которые написаны у Агнца в книге жизни (21:27). Народы... и цари земные принесут славу и честь свою в него (21:24).

Судьба двух городов

Повествование предваряется словом «Совершилось» (16:17), и далее говорится о том, что Вавилон воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его (16:19).

В один день придут на нее казни, смерть, и плач, и голод и будет сожжена огнем (18:8).

Дым от по жара ее восходил во веки веков (18:18; 19:3).

И свет светильника не появится в нем (18:23).

Погиб Вавилон, украшенный золотом и драгоценными камнями (18:16, 17).

Вавилон правит как царица (18:7), но он вместе со своими жителями обречен на погибель (18:8).

С таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его (18:21).

Повествование предваряется словом: «Совершилось», и далее говорится о том, что Бог даст жаждущему от источника воды живой даром (21:6).

И не будет более ни смерти... ни плача... ни болезни... (21:4).

Спасенные будут ходить во свете (21:24).

Светильник его — Агнец (21:23).

Господь Бог освещает их (21:25; 22:5).

Иерусалим имеет славу Божию;

светило его подобно драгоценнейшему камню (21:11).

Престол Божий будет в нем и слуги Его будут служить Ему... (22:3)

и будут царствовать во веки веков (22:5).

Материалы, из которых построены города

Образы, которые использовал Иоанн для описания Ново­го Иерусалима, были хорошо знакомы его современникам, имеющим представление о городах своего времени. Кроме того, очевидно, что «ни человеческим языком, ни силой чело­веческого воображения невозможно в достаточной мере пе­редать великолепие этого небесного города»36. Различие меж­ду созданной картиной и реальностью требует быть осторож­ными при толковании.

Города древности были прежде всего центрами торговли и хранилищами богатств. Люди стремились к тому, чтобы жить в городах37. Вот почему Иоанн изображает Новый Иерусалим как город изобилия и несметного богатства. Это богат­ство представлено наиболее ценными материалами того вре­мени: золотом, жемчугом, драгоценными камнями.

Дважды упоминается о том, что город состоит из чистого золота (21:18,21). Но при этом делается замечание, что золо­то это «подобно стеклу». Для автора более важно передать идею блеска, сияния и чистоты, чем одного лишь богатства.

Драгоценные камни встречаются в Библии при описании случаев теофании (видимого явления Бога). «Возможно, это обусловлено тем, что они, подобно свету, излучают сияние — неизменный атрибут присутствия Божьего»38. Подчеркивают­ся такие свойства, как свет, сияние, красота и неизменность.

Наиболее распространенным из драгоценных камней был в то время жемчуг. Каждые из ворот были сделаны из одной жемчужины (21:21; ср. Ис. 54:12). Среди драгоцен­ных камней чаще всего упоминается яспис, хотя сомнитель­но, что имеется в виду камень, который мы называем ясписом сегодня.

1. «Светило его подобно драгоценному камню, как бы камню яспису кристалловидному» (21:11).

2.  «Стена его построена из ясписа» (21:18).

3.  «Основание первое — яспис» (21:19).

Поскольку сам Бог уподобляется в описании яспису (4:3), текст как бы желает создать у читателя впечатление, что сия­ние города — это слава Божья, а стены его — Сам Бог39 и что Бог есть первое основание города. Следует проявлять осто­рожность в истолковании 12 драгоценных камней, украшаю­щих основания города (21:14,19,20). Здесь, безусловно, при­сутствует символика, но дать ей точное толкование нелегко. Во-первых, похоже, что это аллюзия на исполнение пророче­ства Ис. 54:11, 12: «Вот, Я положу камни твои на рубине и сделаю основание твое из сапфиров; и сделаю окна твои из рубинов и ворота твои — из жемчужин, и всю ограду твою — из драгоценных камней».

Если есть другое значение этого образа, то вероятнее все­го оно связано с 12 камнями в наперснике первосвященника. Фактически названия восьми из 12 камней встречаются в описании наперсника (ср. Исх. 28:17—20; 39:8—14). Но если каждый из камней в наперснике олицетворял одно из 12 ко­лен, то каждый из камней в основании города носит имя апо­стола (21:14).

Это преобразование как бы говорит, что в Новом Завете символ встретился с реальностью, что служение первосвя­щенника закончилось и исполнилось40. Прообраз прежнего Израиля превратился в твердое основание нового Израиля. Переход от названия колен к именам апостолов подтвержда­ет вселенский характер новой реалии41.

Размеры города

Новый Иерусалим — не результат случайного роста. Это прежде всего рассчитанная, хорошо спланированная матема­тическая реальность. В описании города особое внимание от­водится размерам и деталям его совершенной архитектурной структуры: величине, стенам, воротам и основаниям. Все в городе — результат совершенного замысла. Об этом говорят размеры города (21:12—17). Особенно впечатляют его совер­шенство и грандиозность.

Исследователь с удивлением обнаруживает, что преобла­дающее в Книге Откровение число 7 сменилось на число 1242. Все приведенные числа — либо 12, либо результат умноже­ния на 12. Например, 12 ворот, 12 ангелов, 12 колен сынов Израилевых (ст. 12). «двенадцать оснований, и на них имена двенадцати апостолов Агнца» (ст. 14); «двенадцать тысяч стадий» (ст. 16); «сто сорок четыре локтя» (ст. 17); «двена­дцать жемчужин» (ст. 21); двенадцать видов плодов (22:2). (В русском тексте Библии — дерево, «двенадцать раз принося­щее плоды». Прим, перев.)43. Эти величины указывают на полноту народа Божьего: город отмечен именами 12 колен Израиля и 12 апостолов Иисуса Христа, что подразумевает преемственность истории спасения и даже духовное соответ­ствие, существующее между «Израилем Божиим» и победив­шей Церковью.

Размеры Нового Иерусалима (квадрат со стороной в 12000 стадий, или 2200 км) свидетельствуют, что город дос­таточно велик, чтобы быть обителью для всех искупленных. Превосходя Вавилон и Рим, Новый Иерусалим является ис­тинным и единственным всемирным городом. Его всемир­ный характер подчеркивается рядом деталей:

1.  Город обращен ко всем четырем сторонам света. На ка­ждую из четырех сторон у него по трое ворот: «С востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, и с запада трое ворот» (21:13; ср. Иез. 48:30—34). И «ворота его не бу­дут запираться» (21:25).

Эта деталь вызывает в памяти слова Иисуса: «И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием» (Лк. 13:29). Вход в город неограничен. Однако ясно оговаривает­ся условие для этого: «Блаженны те, которые соблюдают запове­ди Его, чтобы... войти в город воротами» (22:14). Ибо войдут лишь те, «которые записаны у Агнца в книге жизни» (21:27).

2.  Всемирный характер Нового Иерусалима объясняет использование слова «народ» во множественном числе (laoi), а не в единственном (laos) в 21:3: «И Он будет обитать с ними, и они будут Его народами»44. (В русском переводе используется единственное число — «народ»). Голос с неба в 21:3 перекликается с Лев. 26:11, 12: «И поставлю жилище Мое среди вас... и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом»45.

Но формула Нового Завета несколько изменена. Искуп­ленные народы земли примирились с Богом, живущим среди них. Божьи народы превратились в народ Божий. Наконец-то стали возможными отношения, которые Бог желал устано­вить с человечеством, — отношения особой близости между Творцом и Его творением. Человек принял дар вечной жизни, предложенный Богом в жертве Агнца. Город Божий — город всего человечества.

3. Бог приглашает все народы принять участие в создании Нового Иерусалима (см. Откр. 21:26). «Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него сла­ву и честь свою» (21:24; ср. Зах. 14:16).

Слово «народы» в описании Нового Иерусалима не обозначает «язычников» (ср. 22:2), но относится к истин­ному народу Божьему. Лексика Откр. 21:24—26 весьма напоминает Ис. 60:1—5, 11. Но если в Книге Исайи цари входят в Иерусалим как пленники, гонимые победителя­ми, в Новый Иерусалим они входят воротами как свобод­ные люди46.

Символ апокалиптического ожидания одной нации изме­нился и превратился в образ всеобщего ожидания, основан­ного на общедоступном христианском опыте.

Город без храма

Характерной особенностью Нового Иерусалима является то, что он имеет точную форму куба (21:16). Куб — символ прочности, стабильности и завершенности. Но в данном слу­чае эта черта, возможно, имеет также и дополнительное значение, поскольку город имеет форму куба, подобно Святому святых в храме Соломона (см. 3 Цар. 6:20).

В описании небесного города есть две черты, которые дают объяснение такой форме:

1. Во-первых, весь город измеряется (21:15—17), подоб­но храму в видении Иезекииля.

2. Во-вторых, в Новом Иерусалиме нет храма (21:22). Отсюда можно сделать вывод: хотя в городе и нет храма,

описывается он в категориях храма (21:9—27), поскольку сам город является «храмом». Тот факт, что храм отсутствует, объясняется именно этой причиной: «Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель — храм его и Агнец» (21:22).

Греческое слово naos, которое в данном случае означает «храм», используется Иоанном в других местах Откровения для обозначения небесного святилища. В том же отрывке Но­вый Иерусалим назван «скинией Бога» (skene, 21:3). То же са­мое греческое слово обозначает скинию в пустыне и встреча­ется также в13:6и!5:5. Термины и тексты, относящиеся к хра­му, теперь используются для описания Нового Иерусалима.

Храм в Иерусалиме, равно как и скиния в пустыне, пред­ставляли собой царство Божье на территории людей. Вслед­ствие греха появилась граница между местом пребывания Бога и владениями человека. Чтобы преодолеть разрыв меж­ду Богом и человеком, требовалось посредничество. Теперь в Новом Иерусалиме мир Бога и мир людей стали одним и тем же миром. В посредничестве более нет нужды. Общение ста­ло доступным. Бог говорит непосредственно с человеком, а человек с Богом.

Любовь говорит на совершенном языке47. Поэтому наста­нет время, когда назначение храма будет исчерпано. В Царст­ве Бога «не будет нужды в особом месте, которое символизи­ровало бы встречу Бога со Своим народом и содействовало этой встрече. Храм как символ доступа к Божественному присутствию будет заменен непосредственным присутстви­ем Бога»48.

Истинный храм — пребывание Бога со Своим народом. Бог более не отделен от человека. Чтобы прийти к Богу, не нужно искать Его в особом месте. Место пребывания Бога и место пребывания человека соединились и стали обителью Бога и людей. В Новом городе человек встречается с Богом навеки и без преград. Следовательно, «нет необходимости в существовании обычного небесного святилища или храма»49.

Город света

Все описание святого города пронизано у Иоанна светом. Оно начинается с упоминания о сиянии города. («Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему кам­ню, как бы камню яспису кристалловидному», 21:11). Тема света присутствует в середине описания («слава Божия осве­тила его», 21:23), и заканчивается оно также упоминанием о свете («Господь Бог освещает их», 22:5)50.

Свет этот настолько силен, что нет более необходимости ни в солнце, ни в луне (21:23; 22:5). Это обстоятельство на­столько важно для Иоанна что он дважды упоминает о нем в одном и том же контексте51. Творение началось с сотворения света (см. Быт. 1:3, 4). Вершиной нового творения является сияние света Божьего, освещающее блистающий город. Бог создал свет прежде сотворения солнца и луны; при новом же творении сияние славы Божьей сделает бессмысленным су­ществование материальных источников света.

Но упоминается еще одно обстоятельство: свет Божий сияет через Христа: «Светильник его — Агнец» (21:23). Он «Свет истинный, Который просвещает всякого человека» (Ин. 1:9).

Дважды также говорится об исчезновение ночи (21:25; 22:5). К чему излишние повторы? Мы знаем о том, сколь ва­жен мотив света для Иоанна. Свет символизирует знание и истину. Упоминание о том, что ночи больше нет, означает также, что тайна Божья (10:7) будет раскрыта, откровение Христа станет всеобъемлющим (1:1) и все, что ныне сокрыто во мраке, станет явным.

Жители святого города

В исследуемом отрывке перечислены лишь немногие черты жителей Нового Иерусалима:

1. Они названы «побеждающими». Используется выра­жение, схожее с обетованиями, которые даны семи церквам (ср. 21:7 с 2:7, 11, 17, 26; 3:5, 12, 21).

2. Они названы сынами и наследниками Божьими (21:7). Их отношения завета с Богом выражены хорошо известной формулой завета: «Се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними бу­дет Богом их» (21:3)52. Эта формула уже звучала в Ветхом За­вете в связи со строительством и восстановлением храма53. Ныне же обетование, данное Израилю, относится ко всем на­родам. Жителями святого города, следовательно, являются все, кто связан с Богом отношениями завета.

3.  Они «запечатлены». Имя Божье «будет на челах их» (22:4) как символ истинности и принадлежности Ему. Этот символ подчеркивает их посвященность Богу (ср. 7:3; 13:16).

4. Они служат Богу. Отрывок говорит лишь о двух видах деятельности жителей Нового Иерусалима: поклонение и служение. Искупленные «будут служить Ему» (22:3). Грече­ский глагол (latreuo) означает как «служить», так и «покло­няться». Искупленные названы слугами Божьими (в русском переводе — «рабами») (22:3), и выражается их служение в от­крытом поклонении Ему. «И узрят лицо Его» (22:4)54.

Согласно Писанию, ни один грешный и смертный чело­век не видел Божьего лица. Бог не являл Себя ни пророкам, ни священникам в храме. Его присутствие было невидимым. Теофании в полном смысле этого слова не было. Известно было лишь имя Божье. Он всегда действовал через Слово Свое. Его «слышали», но не «видели». Теперь человек видит Того, чье Слово он слышал, и полностью ощущает присутст­вие Божье55.

5. Они обладают правом войти в город. Это право дается не просто тем, кто соответствует определенным стандартам. Приглашаются все «жаждущие» (21:6), и каждого наделяет этим правом Сам Христос. Войдут в город «только те, кото­рые написаны у Агнца в книге жизни» (21:27)56.

Итак, приглашение, относящееся к «жаждущим», уста­навливает их отличие от тех, кто не испытывает жажды и удовлетворен своими человеческими достижениями и об­стоятельствами (21:8). Это вопрос не столько нравственный. Это вопрос духовной потребности - потребности в Боге. Жаждущие соотносятся с «побеждающими» (21:6, 7).

Вопрос веры — единственный вопрос, определяющие право войти в город. Каждый человек может принять от БОГЕ удивительный дар (22:17) — искупление кровью Агнца и ха­рактер, преобразованный в Его подобие57.

Из сравнительной таблицы (с. 264), составленной на ос­нове Откр. 21,22 и 17,18, видно, что черты, перечисленные в левой колонке, полностью совпадают с характеристиками жителей Вавилона (правая колонка). Эти перечни служат не столько описанием, сколько предостережением. И предосте­режение это звучит для тех, кто предпочитает отношениям с Богом иные отношения. Именно это исключает их из числа обитателей святого города (ср. 21:26).

Согласно всей Библии, наиболее тяжелым грехом являет­ся идолопоклонство. Идолопоклонство в Книге Откровение представлено образно в виде блуда. Те, кто отказывается или не осмеливается отстаивать принципы, в правоте которых уверены, проявляют малодушие (ср. 2 Тим. 1:7). Возможно, именно такие люди названы «теплыми» в Откр. 3:15, 1658.

Врагами истины являются в особенности лжецы (ср. Ин. 8:44). В Откровении часто звучит предостережение против подобного поведения. Слово koinon (нечистый, 21:27) встре­чается лишь в этом месте Книги Откровение. Оно обозначает ритуальную нечистоту и определенно указывает на культо­вый характер святого города как храма. Общение с Богом ис­ключает все виды зла. Фактически Новый Иерусалим являет­ся святым городом благодаря крови Агнца (22:14).

 

Черты тех, кто не войдет в Новый Иерусалим

Характеристики жителей Вавилона

21:8

21:27

22:15

Гл. 17, 18

 

 

 

боязливые

неверные

скверные

убийцы

любодеи

чародеи

идолослужители все лжецы

нечистые

 

 

 

 

 

мерзость

 

псы

18:2

 

 

 

 

17:4, 5

17:6; 8:24

17:1,2,5, 15,16; 18:3,9.

18:23

19:20 19:20

 

В городе, где нет храма, нет ни культовых служителей, ни посредников. Все верующие, согласно некогда данному Моисею обетованию (см. Исх. 19:6), стали царями (22:5) и священниками (1:6). Жители первого действительно святого города всех верующих в истории поклоняются непосредственно Богу и наслаждаются Божественным присутствием без каких-либо посредников (22:4)59.

Сопоставление посланий к семи церквам (2:1—3:22) и видения о Новом Иерусалиме (21:1—22:5) выявляет мно­гочисленные параллели между этими двумя отрывками. Они предназначены показать, что в Новом Иерусалиме ис­полнилось то обетование, которое было дано в семи посла­ниях «побеждающему». Более наглядно основные парал­лельные черты видны из сравнительной таблицы на сле­дующей странице.

Эти соответствия важны не только для точного установ­ления связи между посланиями к церквам и видением о Но­вом Иерусалиме, но также для определения природы небес­ного города. То, что было обещано членам церквей, исполни­лось в жизни обитателей Нового Иерусалима согласно Откр. 21, 22. Связь между Церковью и Новым Иерусалимом оче­видна: обещанное Христом Церкви во всей полноте осущест­вится в святом граде. В то же время присутствует настоятель­ный призыв к борющейся Церкви — призыв преобразиться силою Христа в славную и торжественную Церковь Нового Иерусалима.

 

Обетования семи церквам

Исполнение в Новом Иерусалиме

1. Ефес: «побеждающему дам вкушать от древа жизни, посреди рая Божия» (2:7).

Древо жизни по обе стороны реки, исходящей от престола Божьего (22:2).

2. Смирна: «побеждающий не потерпит вреда от второй смерти» (2:11).

«Побеждающий наследует все», нечестивого же ждет вторая смерть (21:7, 8; 20:6,14).

3. Пергама: побеждающему обещано «новое имя» (2:17).

«И имя Его будет на челах их» (22:4).

4. Фиатира: побеждающему обещана власть над народами (2:26).

«И будут царствовать во веки веков» (22:5).

5. Сардис: «побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни» (3:5).

«Блаженны омывшие свои одежды... чтобы войти в город воротами» (22:14, другой вариант текста). Они записаны у Агнца в книге жизни (21:27).

6. Филадельфия: «побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего... напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, Нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего» (3:12).

Скиния Бога с человеками (21:3) Имя Божье будет на их челах (22:4). «Великий город, святой Иерусалим, который нисходил с неба от Бога» (21:10).

7. Лаодикия: «побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем (Агнца)» (3:21).

«Престол Бога и Агнца будет в нем», и искупленные будут царствовать вовеки (22:3, 5).

Новый Едем

Три основные черты позволяют считать Новый Иеруса­лим восстановленным раем:

1.  Река «жизни», исходящая от престола Божьего (22:1), соответствует описанию реки, вытекающей из Едема (см. Быт. 2:10).

2.  Древо жизни, находящееся «и по ту, и по другую сто­рону реки» (22:2), напоминает дерево жизни посреди рая (Быт. 2:9).

3. Выражение «ничего уже не будет проклятого» (22:3) противопоставляется словам «проклят ты» и «проклята зем­ля» из Быт. 3:14 и 17.

Формулировки, однако, заимствованы не из повествова­ния Книги Бытие об Едеме, но из видения Иезекииля о Новом Иерусалиме, где пророк использует образы рая для описания восстановленного святого города.

Река воды жизни, исходящая от престола Божьего (22:1), создает параллель с потоком воды, текущим из-под храма (см. Иез. 47:1—12). Расположенное по обе стороны реки древо жизни с 12 плодами и целительными листьями (22:2) присутствует также в картине Иезекииля: «У потока по берегам его, с той и другой стороны, будут расти всякие дерева, плоды на них не будут истощаться; каждый месяц будут созревать новые... плоды их будут употреб­ляемы в пищу, а листья на врачевание» (Иез. 47:12). Ос­новная черта города в Откровении — присутствие Божье (22:3). И Иезекииль заканчивает свое видение параллель­ными словами: «А имя городу с того дня будет: Господь там» (Иез. 48:35).

Столь тесная связь, существующая между Новым Иеру­салимом и раем60, показывает, что достигнут идеал, к которо­му Бог изначально вел человечество. В конце истории наше­го мира после уничтожения греха и его ужасных последст­вий полностью исполнится замысел Божий относительно творения.

1. «Река воды жизни, светлая, как кристалл, исходящая от престола Бога и Агнца» (22:1), говорит о вечном Творце, даю­щем каждому удивительный дар жизни.

2.  Величественное «древо жизни» («по ту и по другую сторону реки») с его загадочными плодами («двенадцать раз приносящее плоды... на каждый месяц плод свой», 22:2) вновь подчеркивает неиссякаемость и полноту дарованного Богом потока жизни.

Исследователи отметили, что в Откр. 22:2 для обозначе­ния дерева автор использует не привычное для Нового Заве­та слово dendron, а редкое в таком случае слово xulon. Xulon же показывает, что речь идет о дереве как о материале (ср. 18:12,13). В Новом Завете оно часто относится ко кресту, а в Откровении — к «древу жизни» (ср. 2:7; 22:2, 14, 19). Если действительно имеет место аллюзия на крест, то «древо жизни» представляет собой один из прекраснейших образов во всем Евангелии — дерево должно будет напоминать че­ловеку о том, что своей жизнью он обязан искупительной Иисуса.

Сложными для понимания кажутся слова о листьях древа жизни, предназначенных «для исцеления народов» (22:2). Есть ли нужда в исцелении в мире, где нет смерти и страданий? (Ср. Иез. 47:12). Для ответа на этот вопрос следует вспомнить, что человек даже после воскресения останется сотворенным существом. Он живет благодаря тому, что Бог постоянно подкрепляет его жизненные силы.

Даже находясь с Богом, человек остается человеком. В своем существовании человек зависит от Бога. И он посто­янно будет зависеть от силы Божьей. Листья древа жизни послужат ему напоминанием о своей ограниченности и не­обходимости вечного «исцеления»61. Даже полностью об­лекшись во Христа, человек никогда не станет Христом. Он обретет способность непосредственно взирать на Бога, но никогда не станет Богом. Человек всегда будет твореньем, а Бог — Творцом. Человек может быть лишь соучастником в правлении Бога, и поэтому он никогда не станет независи­мым правителем.

Древо жизни, его плоды и листья служат напоминанием того, что только вечный Бог имеет жизнь в Самом Себе. Бес­смертие человека — это дар, который он постоянно будет по­лучать от Бога. Благодаря этому дару жизни человек сможет исцеляться от присущей ему ограниченности. Поэтому древо жизни провозглашает торжество благодати. Даже в вечности спасенные живут по благодати.

3. Слова «и ничего уже не будет проклятого» (22:3) указывают на снятие запрета пользоваться плодами дере­ва жизни в первом Едеме (ср. Быт. 3:16—24). С устранени­ем греха восстановлены разорванные отношения между Богом и человеком. Человек отныне имеет неограничен­ный доступ к Источнику жизни. Нет более угрозы смерти. Идея безопасности, несомненно, присутствует в тексте, поскольку в древнем пророчестве о восстановлении Иеру­салима говорится: «И будут жить в нем, и проклятия не будет более, но будет стоять Иерусалим безопасно» (Зах. 14:11).

Столица земли обетованной

Помимо темы нового творения и нового Едема в описа­нии Нового Иерусалима присутствует мотив нового Исхода, один из важнейших в Книге Откровение62. Новый Иерусалим представлен как исполнение истории Израиля Божьего. По­сле продолжительного Исхода63 народ Божий в конечном сче­те достигнет небесного Ханаана — земли обетованной.

1. «Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном» (21:7) — эта формула напоминает о цели Исхода: сделать Израиль народом Божьим (ср. Лев. 26:9—12)64.

2. Не будет уже больше «ни плача, ни вопля» (21:4). Наве­ки прекратились преследования со стороны Вавилона (сме­нившего Египет) и тяготы жизни в пустыне.

3. Обетование о том, что жаждущие будут пить даром от «источника воды живой» (21:6), напоминает Исх. 17:1—7. Это обетование, данное на фоне истории странствования по пустыне Израиля, когда вода имела огромную ценность, сим­волически указывает на удивительный дар Божий — дар веч­ной жизни (ср. 22:17; Ин. 7:37, 38; Ис. 55:1)65.

4. «Скиния Бога с человеками» (21:3) представляет собой наиболее полное исполнение Лев. 26:11—13 (ср. Откр. 7:15—17; Ин. 1:14). Бог обитает среди Своего народа. Он рас­кинул Свой шатер рядом со Своими детьми.

5. Говоря о том, что «спасенные народы будут ходить во свете» (21:24), автор указывает на славу Бога и Агнца как на источник освещения святого города. Это напоминает нам о столпе огненном, который освещал странствующему по пус­тыне Израилю путь в землю обетованную (см. Исх. 13:21).

6. «Имена двенадцати колен сынов Израилевых» (21:12) начертаны на 12 воротах Нового Иерусалима, свидетельствуя о том, что все обетования, данные Израилю, и все его надеж­ды полностью исполнятся при завершении нового Исхода в святом городе.

7. Упоминание о свете (21:23; 22:5) и воде (21:6; 22:1, 2) дает основание предполагать, что в конце духовного странст­вования Израиля наступит время, прообразом которого был праздник кущей — праздник воды и света (ср. Ин. 7:2). Ис­полнились обращенные к концу времени обетования. Но ре­альность превосходит обетования и выходит далеко за рамки всех ожиданий.

Бог продолжает вести Свой избранный народ в небесный Ханаан. Древнее повествование об исходе прообразно пред­ставляет историю христианской Церкви. Напоминая о том, как Бог защищал Свой народ в прошлом, видение является источником утешения и ободрения для христиан всех вре­мен, переживающих гонения.

Город Агнца

Новый Иерусалим - это прежде всего город Иисуса Христа. В этом отрывке Христос представлен «Агнцем» (arniori). Это имя встречается семь раз, и каждый раз оно используется, чтобы показать роль Христа в Новом Иеру­салиме:

1. Агнец - муж Нового Иерусалима, Своей невесты и жены (21:9).

2. Агнец — основатель города. Двенадцать оснований Нового Иерусалима носят имена Его двенадцати апостолов (21:14).

3. Вместе со Своим Отцом Агнец является Храмом горо­да (21:22).

4. Агнец — «светильник» города, освещающий его сла­вой Бога (21:23).

5. Агнец — хранитель книги жизни, Судья жителей Ново­го Иерусалима. Лишь тем позволено войти в город, «которые написаны у Агнца в книге жизни» (21:27).

6. Воссевший на престол Агнец — Источник жизни, по­скольку «река воды жизни» исходит от престола Бога и Агнца (22:1).

7. Агнец — Царь. Он правит со Своего престола, и рабы Его служат Ему (22:3).

В трех случаях из семи Агнец упоминается вместе с Бо­гом в формуле «Бог и Агнец». Бог и Агнец являются храмом святого города (21:22); в нем находится престол Бога и Агнца (22:3), и река жизни исходит от престола Бога и Агнца (22:1). Но лишь о Христе сказано, что Он муж Церкви (21:9), основа­тель города в лице Своих 12 апостолов (21:14), светильник города (21:23) и хранитель книги жизни, в которую записаны имена жителей Нового Иерусалима (21:27).

Тот факт, что имя Христа встречается семь раз в связи с Новым Иерусалимом, подчеркивает участие Христа в жизни святого града. Центральной Личностью Нового Иерусалима является Христос, находящийся в единстве со Своим Отцом и правящий совместно с Ним во вселенной. Он Царь. Его при­сутствие подразумевается, но не изображается. От Христа за­висит само существование святого города: Он — основатель города, его храм, его светильник и источник его жизни. Мож­но сказать, что Он совершенный дар Бога человечеству - жених и муж искупленных. Все держится на Нем. В Агнце Нового Иерусалима «соединяется все небесное и земное» (Еф. 1:10). Видение весьма искусно показывает, что «небо — это то место, где присутствует Христос»66.

Выводы

В заключение нашего исследования следует сделать не­которые богословские выводы:

1. Посредством образа Нового Иерусалима видение Откр. 21, 22 выносит символы и функции исторического Иерусалима за рамки нашего времени. Поскольку видение расположено в Книге после картины всеобщего и оконча­тельного восстановления (19:11—20:15), совершенно оче­видно, что небесный город является реальностью грядуще­го века.

2. Новый Иерусалим — не кульминация исторического развития и не следствие человеческого прогресса, но резуль­тат сверхъестественного вмешательства Божьего67. Это творение исходит от Бога в качестве Его дара человеку. Результа­том человеческих дел является Вавилон - земная система, выступающая против Бога. Страдания, смерть и разделение с Богом. Новый Иерусалим противопоставляется Вавилону. Он нисходит с неба и представляет собой окончательную по­беду жизни, счастья и единства с Богом.

3. Описывая Новый Иерусалим языком творения, рая и Исхода, автор видения дает краткое обобщение истории спасения68. Смысл его состоит в том, чтобы вновь заверить ис­купленных в окончательной победе Бога над злом. Согласно Откровению, эта победа исполняет первоначальный замы­сел, превосходя все ожидания.

4. Детали, встречающиеся в тексте, доказывают, что Бо­жественный порядок, в котором соединяется небесное и зем­ное, наступит не в духовном, но в обновленном мире. Прове­денная экзегеза этого отрывка не подтверждает традицион­ный взгляд, который отождествляет Новый Иерусалим из Откр. 21, 22 с исторической христианской Церковью на земле69.

5. В преобразовании земли и Новом Иерусалиме, испол­няются пророчества и обетования Ветхого Завета о восста­новлении Иерусалима и обещания Христа семи христиан­ским церквам (2:1—3:22). Но реальность святого города — вечная радость, наивысшее блаженство и совершенство — превосходит все человеческие ожидания. Окончательный ре­зультат творения Божьего всегда будет неожиданным, удиви­тельным и неповторимым.

6. Как символ славной кульминации и окончательного исполнения Божьего плана спасения Новый Иерусалим - особенно в сравнении с невестой и женой — олицетворяет примирение человечества с Богом, реализацию вечного заве­та. Он представляет собой победившую Церковь, новый Из­раиль (1:20). «Во Христе Израиль и Церковь едины и встреча­ются в одном новом городе, Новом Иерусалиме»70.

7.  В видении звучит настойчивый призыв Божий приго­товиться к вечности: «Ей, гряду скоро» (22:20). Зная, что же­них идет, невеста приготавливает себя. «И дано было ей об­лечься в виссон чистый и светлый» (19:7, 8).

Бог ожидает, что вся история Церкви и жизнь каждого из нас станет временем приготовления к этому радостному со­бытию — встрече с Иисусом. Вот почему с такой настойчи­востью в тексте звучат слова: «И Дух и невеста говорят: прииди! И слышавший да скажет: прииди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром»(22:17). Бог милостиво приглашает каждого в город, где царит благодать.

 

 

 

34 Ср.: J. Comblin. «L'homme retrouve: la rencontre de 1'Epouse (Ap)» / AS 29 (1970), pp. 38-^6.

35 Deutsch, p. 122.

36 Библейский комментарий АСД, т. 7, с. 892.

37 Comblin. La ville..., p. 642.

38 Ср. Пс. 103:1,2; Иез. 1:4,13,16,26—28; 10:1; См.: Una Jarts. «Precious stones in the Revelation of St. John. 21.19—21» / ST 24 (1970), p. 151.

39 Ср. Зах. 2:4,5: «Иерусалим заселит окрестности... И Я буду для него, говорит Господь, огненною стеною вокруг него и прославлюсь посреди него».

40 Ellul. Sans feu, p. 289. «Драгоценные камни на наперснике первосвященника были теми же самыми, что образуют двенадцать оснований града Божьего» (Уайт. Патриархи и пророки, с. 351).

41 Духовное здание, то есть Церковь, построено «на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем» (Еф. 2:19—22).

42 Согласно Corsini (с. 288) это можно объяснить законом символики, согласно которому число 7 как результат сложения чисел 4 и 3 отражает полноту, но не передает идею совершенства. Совершенство предполагает умножение (3x4=12).

43 См.: С. М. Maxwell. God Cares 2 (Boise, ID, 1985), p. 531.

44 Этот вариант написания встречается в большинстве манускриптов, и поэтому ему следует отдать предпочтение; ср.: J. Sweet. Revelation (London, 1979), p. 289.

45 Ср. Иез. 37:27; Зах. 8:8.

46 Мысль о том, что в конце времени Израиль и другие народы соберутся в храме, отражена в ряде произведений межзаветного периода (Test Benj. 9:2; Sib Or 3:772, 773; Song of Sol 17:32—35).

47 Ellul. Apocalypse, pp. 240, 241.

48 Deutsch, p. 115.

49 Maxwell. God Cares 2:534.

50 Это напоминает нам образ жены, излучающей свет (12:1).

51 Уже в Ис. 60:19, 20 предсказано, что слава Божья превзойдет (или даже устранит) сияние солнца и луны над Новым Иерусалимом.

52 Ср. Лев. 26:11,12; Иез. 37:27; 48:35; Иер. 7:23; Ин. 14:23; 2 Кор. 6:16.

53 Ср. Исх. 29:45; Иер. 31:33; Иез. 37:26,27; 43:7; Зах. 8:3,8; 10:6.0 связи между заветом и храмом см.: Е. Schussler-Fiorenza. «Priester fur Gott. Studien zum Herrschaftsund Priester-motiv in der Apokalypse» / NTA7(1972):402,403.

54 Ср. Исх. 33:20; 1 Кор. 13:12; 1 Ин. 3:2.

55 Ellul. Apocalypse, pp. 237, 238. Последнее, что сказано об искупленных, — это то, что они «будут царствовать во веки веков». В этих словах находит свое полное и окончательное исполнение обетование из Откр. 20:4—6 (ср. 1:6; 5:10).

56 Относительно книги жизни ср. 3:5; 13:8; 20:15.

57 L. Bouyer. La Bible et 1'Evangile (Paris, 1953), p. 200.

58 Prigent. Le del..., p. 263.

59 Comblin. La ville..., p. 643; Schussler-Fiorenza, p. 381.

60 Описание Нового Ирусалима словами, которые используются по отношению к раю, встречается также в 1 Откр. Вар. 4:1—7; 1 Енох. 90:33—36; Test Dan. 5:12, 13; Esr. 8:52.

61 J. Ellul. Apocalypse, p. 243.

62 Ср.: Daniel Sesboue. «Exode et Apocalypse» / Une lecture de Apocalypse, Cahiers Evangile 11 (Paris, 1975), pp. 35—39.

63 Язвы, связанные с трубами и семью чашами (ср. Откр. 8; 16), напоминают о египетских язвах (Исх. 8—11). Жена, скрытая Богом в пустыне и питаемая Им (Откр. 12:4), вызывает в памяти народ израильский, питаемый в пустыне манной.

64 Относительно темы усыновления см. Еф. 1:3—5; Рим. 8:15—23.

65 Ср. Откр. 22:17; Ин. 7:37, 38; Ис. 55:1.

66 Комментарии Е. Уайт, Библейский комментарий АСД, т. 7, с. 989.

67 G. Vos. «New Jerusalem» / ISBE (Chicago, 1915), 3:1621, 1622.

68 E. Corsini. L'Apocalypse maintenant, p. 280.

69 Bovon, p. 71; cp. Martin-Achard, p. 204, n. 7.

70 Ларонделл Г. Израиль Божий в пророчестве, Заокский: Источник жизни, 1998, с. 177.

 

 

 

 

 

Популярное темы о конце света

Пророки и пророчества (Болотников)

Семинар по книге Апокалипсис

Преодоление последнего кризиса

Откровение Иоанна (В. Олийник)