Толкование

Семинары и лекции

"Небольшой рог" - аспекты язычества (ст. 9, 10)

Обзор. 9-14 стихи – это центральная часть восьмой главы Книги Даниила. В некотором смысле именно эти стихи являются центром всей книги. Они составляют одну из частей видения Даниила, которое он получил через два года после того, как на престол Вавилонского царства взошел Валтасар. Откровение вообще можно разделить на три части:

  1. 1.Общий вид видения (здесь встречаем овна, козла, рог которого позднее будет сломан, четыре рога, растущие вместо первого единственного, затем появление «небольшого рога» и его действия, хулящие Бога (13-14 ст.)
  2. 2.Разговор небесных существ (13-14 ст.)
  3. 3.Первая часть объяснения откровения архангелом Гавриилом (15-16 ст.)

Подлинность Даниила 8:9-14 не раз подвергалась критике со стороны исследователей. Однако древнееврейские рукописи и другие исторические источники, в которых содержится этот отрывок и чья подлинность не вызывает сомнений, доказывают аутентичность текста. Основой для анализа текста для автора послужит буквальный перевод текста, содержащегося в древних источниках.

Первый раздел данной главы – это исследование «небольшого рога», того, откуда он произошел, его сущности и действий, а также отражение всего этого в видении. Происхождение «небольшого рога» вызывает больше всего прений, так как именно от этого момента и зависит вся направленность объяснений. Автор указывает на грамматическую конструкцию предложений из 8-9 стихов. Как он полагает, эта конструкция говорит в пользу того, что рог переместился от одного из 4-х ветров (или сторон света, иначе говоря). Его происхождение не связано с предыдущим рогом (символом династии Селевкидов), как считают некоторые придерживающиеся историко-критического подхода и мнения относительно символики «небольшого рога», будто он есть Антиох IV.

Что интересно, глагол, говорящий о распространении деятельности рога, не значит «расти». Скорее, он близок к горизонтальной экспансии на юг, север и восток (по переводу Септуагинты). А раз так, логично выдвинуть предположение, что рог вышел с запада. Рим вписывается в эту мысль, Антиох – нет.

Термин «небольшой рог» широко распространен, но древнееврейский оригинал текста говорит, что рог начинал с небольших действий (с малого начала) и затем перерос в огромную силу. Расширялся он не только географически, но и вертикально – против звезд. Некоторые звезды были низвержены на землю. Как трактует это место Гавриил, вертикальное движение должно символизировать нападки рога на народ Божий.

Содержание раздела

  1. 1.Интродукция
  2. 2.Контекст
  3. 3.Оригинальность, аутентичность данного текста
  4. 4.Перевод текста
  5. 5.Происхождение и первые действия «небольшого рога»

Интродукция

Чтобы исследование Даниила 8:9-14 было серьезным и авторитетным, ему следует основываться на логичных герменевтических принципах. Итак, наш анализ будет состоять из: 1 – филологического анализа основных терминов; 2 – анализа тонкостей грамматики и синтаксиса, типичных для текста и укоренившихся в еврейском языке, сравнения их с переводами; 3 – рассмотрения как узкого, так и общего контекстов на фоне Книги Даниила и всего Священного Писания; 4 – анализ выводов, к которым пришли основные школы изучения Писания после исследований данного отрывка. Внебиблейские источники здесь также будут по необходимости упоминаться.

Так как прошлое наше исследование затрагивало проблему структуры восьмой главы Книги Даниила, здесь мы приведем ее кратко.

Контекст

Опасно использовать вырванный из контекста стих (стихи) из Библии и избегать анализа того, что эти стихи окружает, в каких обстоятельствах совершаются события, описанные в отрывке, и так далее. Соответственно, мы уделим особое внимание контексту 9-14 стихов как в видении, так и во всей книге.

Стихи 9-14 – это часть откровения из восьмой главы. Его структура довольно четка: 1-2 стихи – это вступление, а 27 стих – заключение. Основная часть откровения делится на 1 – видение (3-12 стихи), 2 - беседа (13-14 стихи), 3 – толкование видения архангелом Гавриилом (15-26 стихи).

В части «видение» содержится: описание овна, его действий, козла и его действий, «небольшого рога» и того, откуда он взялся, его распространения и разрушительной деятельности.

«Беседа» - еще одна часть откровения, и немаловажная часть. Беседа начинается тогда, когда зрителю описываются все действия «небольшого рога» на этой земле.

Беседа начинается со слов «и услышал я» (стих 13). Значит, беседа как будто прерывает повествования из видения. В ней кроется что-то новое – диалог между существами с неба, имеющий форму «вопрос – ответ». Диалог является связкой, вводящей нас во временные границы (2300 «вечеров и утр»), после чего наступит «конец времени», как говорит архангел (17 стих).

Итак, 9-14 стихи можно разгруппировать между собой как: действия и происхождение «небольшого рога» (с 9 по 12), после чего идут два стиха с беседой, вопросами по поводу видения и ответом о длительности происходящего в видении – 2300 вечеров и утр. А конец отрывка ознаменован «очищением» святилища (13-14 стихи).

От видения к беседе в 12-13 стихах переход подчеркивается также с помощью скачка от чисто горизонтального повествования (о том, что происходит на земле) к вертикальному. В первом случае это относится к описанию действий овна и козла, во втором – к «небольшому рогу» и его направленности уже в том числе и против звезд. Вертикальное движение появляется как раз тогда, когда рог устремляется вверх (стихи 11, 12, предшествующие беседе небесных существ).

Противопоставление, параллельность земного и небесного – характерная для Книги Даниила в целом черта. К примеру, во сне Навуходоносора об истукане земные реалии, построение исполина резко перекрываются описанием камня сверхъестественного происхождения (глава 2, стихи 34-35, 44-45).

То же касается видения из седьмой главы. Его кульминация приходится на переход в описании от четырех мировых империй и действий «небольшого рога» на земле к суду на небе после конца времени. 11, 12 главы также вписываются в эту мысль. Мидо-Персидские реалии сменяются реалией небесной – сошествием архангела Михаила, которому поручено искупить праведников во время их воскресения (12:1-4).

Связь между реалиями неба и земли в этих главах видна и закономерна. Думается, что при изучении 8-й главы стоит учесть эту закономерность. Значит, горизонтальная сфера сменяется вертикальной, которая провожает нас в небесную сферу и достигает кульминации в беседе существ, что является хорошим введением в дальнейшее описание небесных реалий.

Оригинальность, аутентичность данного текста

Многим известно, что в последние несколько десятилетий единство всей Книги Даниила неоднократно подвергалось сомнениям. Гинсберг в середине 20-го века высказался в пользу того, что 13-14 стихи не входили поначалу в видение восьмой главы. Он считает, что вся Книга состоит из двух литературных источников – А и Б, каждый из которых в свое время редактировался по отдельности. Против гипотезы выступил Роули, Гинсберг выступил с ответом, после чего вновь был раскритикован Роули. Не так давно было выдвинуто мнение, поддерживающее позицию Гинсберга касательно того, что 13-14 стихи – это более поздняя вставленная часть видения, не оригинальная.

Недавно было опубликовано еще одно исследование, в котором был сделан следующий вывод. 11-14 стихи – это «более поздняя интерполяция». Йепсен пошел глубже, предположив, что описание «небольшого рога» (5:9-14), истолкование его (23-26) составляют вместе более позднюю вставку. Йепсен не нашел широкой поддержки среди комментаторов и исследователей: данная точка зрения все-таки чрезмерно радикальна даже для радикалистов из историко-критического направления.

 Напомним, что причины отрицания целостности и единства рассматриваемой нами книги в основном кроются в том, что 1-6 главы не подгоняются под события времен Антиоха IV. Гинсберг говорит о том, что так называемая книга «Даниил А» (1-6 гл.) не содержит в себе «ничего, что можно было бы интерпретировать как косвенную ссылку на ситуацию эпохи Антиоха IV, если применяется ответственная экзегеза». Этот вывод сильно повлиял на многих представителей историко-критического направления. После этого ряд комментаторов согласился с тем, что 2-6 главы книги относятся к более раннему промежутку времени – к примеру, ко времени плена Израиля в Вавилоне.

Что насчет 8:9-14? Что говорят комментаторы историко-критической школы по поводу неаутентичности видения? Мысли есть такие. 1. Дан. 8:13-14 «определенно не подразумеваются в стихах 8:15-25» - слова Гинсберга, нашедшие поддержку и у Хасльбергера, который высказал свое мнение о том, что толкование главы 8 не базируется на 13-14 стихах. 2. Отсутствуют мотивы у беседы из 13-14 стихов. 3. В 11-12 стихах глаголы употреблены в мужском роде, а в 9-10 стихах – в женском.

Итак, рассмотрим вышеприведенные аргументы. Насчет первого отметим вот что: текст подразумевается в шестнадцатом стихе (march («видение») – это ссылка на беседу, как в этом стихе, так и в 26а). Гинсберг же выводит обе составляющие из толкования в своем критическом исследовании. Но если рука критика оставляет за рамками стихи 16 и 26а, то пояснительная часть 15-26 не включает в себя ссылки на 13-14 стихи! Можно смело тогда уж оставлять за кадром и 13-14.

Недостаточно убедительной представляется витиеватая и закольцованная логика «архидробителя» Книги Даниила. Текст в его оригинальном виде действительно содержит ссылки на беседу 13-14 стихов в стихах 16 и 26. Значит, эти стихи здесь оказались не искусственно вставленными, они вписываются в общий контекст.

А сейчас рассмотрим второй аргумент. В нем утверждается немотивированность беседы небесных существ. 8:13-14, кроме всего прочего, содержит в себе элемено времени. Он есть, к слову, и в седьмой главе, и в 11-12 главах все той же книги. Следовательно, параллельное им видение из 8-й главы ничем не хуже и также может содержать указания временных координат. Да, 13-14 стихи этот элемент содержат, что уже придает минимальный смысл беседе, мотивацию на ее включение в видение. Вообще, в основном придерживающие историко-критического подхода в трактовании текстов не зацикливаются на этом аргументе, считают его недостаточно убедительным для того, чтобы лишь на его основании отрицать аутентичность 13-14 стихов.

Что ж, остался последний, третий аргумент, касающийся вариативности употребления глаголов – то в женском роде (9-10 стихи), то в мужском (11-12).

Это недостаточная причина для того, чтобы считать 11-12 стихи интерполяциями, надо сказать. Вряд ли бы интерполятор был бы настолько неаккуратен и невнимателен, чтобы допустить такую грубую ошибку в согласовании родов глаголов. Будто бы этого никто не заметил бы! Пойдем дальше, заявляя, что обычность рода скорее говорит в пользу аутентичности текста. К тому же некорректно было бы сказать что 11 и 12 стихи содержат в себе глаголы мужского рода. 11 стих – да, но в 12 стихе появляется женский род. Пословное истолкование, которое будет приведено ниже, позволит нам выявить причину изменения рода.

Итак, мы вполне можем заключить, что текстуальные свидетельства оригинальности отрывка 8:9-14 идеальны. Этот текст есть во всех ныне известных нам древнесемитских источниках и их переводах. Вывод будет таков: 8:11-14 – это аутентичные тексты, которые включают в себя ключевую часть (если не самую главную) видения восьмой главы.

Перевод

При прочтении отрывка 8:9-14 в современных переводах на английский и другие языки заметны существенные различия в описании ряда моментов текста. Причина состоит в том, что многие из переводчиков пускаются на хитрости, слегка искажая оригинальный текст с той целью, чтобы подогнать его под гипотезу об Антиохе IV. К примеру, в текст вносились такие поправки, как изменение чисел, родов, падежей, пропуск слов и тому подобное. Тенденция к рассмотрению «небольшого рога» как прообраза Антиоха IV Епифана не затронула консерваторов. Их переводы отличаются особой точностью и неплохо сохранили смысл оригинала. Далее нами будет представлен буквальный перевод стихов из оригинала.

Дан. 8:9-14

9. И от одного из них выходит рог от малых начал, и он чрезвычайно возвеличился к югу и к востоку и к славе.

10. И он стал великим над воинством небесным, и он заставил часть воинства и часть звезд пасть на землю, и он попирал их.

11. И он возвеличил себя даже до Князя воинства, и от Него было отнято непрерывное служение, и основание святилища Его было свергнуто.

12. И ему было дано воинство против непрерывного служения, вызывающее преступление, и он повергает истину на землю, и он преуспевал и процветал

13. Затем я услышал, как один святой говорил и другой святой сказал тому, который говорил, "Доколе будет видение, которое охватывает непрерывное служение и преступление, вызывающее отвращение, попирая и святилище, и воинство?"

14. И он сказал мне: "До 2300 вечеров и утр, затем святилище очистится".

Важные моменты и нюансы перевода будут рассмотрены в разделе о «небольшом роге».

Происхождение и деятельность «небольшого рога»

Итак, поговорим немного о смысле стихов 9-14 и их важности для видения, главы и книги в целом.

Происхождение рога – 9 стих.

Исследователи восьмой главы Книги Даниила всегда уделяли особое внимание вопросу о происхождении «небольшого рога». Появился ли он из 4-х рогов? Быть может, он берет свое начало из четырех ветров – сторон света, иначе говоря? Вопрос актуален. Он поднимает проблему о верном грамматическом антецеденте в семитском тексте для того, откуда произошел рог. Естественно, что эта проблема сильно влияет на все интерпретации, связанные с образом «небольшого рога» и его дальнейших действий.

В начале 9-го стиха в оригинале даны такие слова (здесь их буквальный перевод с указанием рода): "И из одного (женский) из них (мужской) один рог (женский) вышел из малости".

Один из двух предложенных антецедентов в 8:8 ("рога" или "ветры") лучше всего виден, когда переводится - и вновь буквально - с указанием в скобках рода: "И выросла видимость четырех [мужской] на его месте" (wata'alenah hazut 'arba' tahteha).

Здесь мы видим, что слово «четыре» употребляется в мужском роде. Это характерно для него в сочетании с существительными в женском роде, здесь оно, возможно, опущено эллипсисом («рога»). Иначе это называется «хиастическим согласованием».

Получается, что несмотря на то, что слово «четыре» имеет форму мужского рода тут, оно функционирует по принципу, как если бы стояло в женском. Отсюда вопрос: есть ли реальное согласование между «видимостью четырех» (рогов) в роде. Обычно ее переводят как «четыре видимых рога» и «небольшим рогом», который вышел «из одного (ж.р.) из них (м.р.)». Невооруженным глазом видно, что числительное «один» в женском роде синтаксически не согласуется с числительным «четыре», стоящим в мужском роде, так же как и «них» в мужском не согласуется с «рогов» в женском.

Отсутствие этого согласования между словами, которые по сути должны были бы быть согласованными, выдвигает некоторые серьезные синтаксические проблемы. В связи с этим могут быть оспорены такие версии, как "небольшой рог" описывается как прорастание одного из четырех "видимых" козла, то есть он представляет (Антиоха) Епифана отпрыском династии Селевкидов..." То есть еврейский синтаксис плохо сочетаем с этими взглядами, по которым происхождение небольшого рога кроется в «четырех видимых (рогах)». Это очень важный аргумент против того, чтобы смотреть на небольшой рог как на символ Антиоха IV Епифана.

Следующий антецедент из восьмого стиха – это слово «ветры». В 9 стихе «небольшой рог» выйдет из «четырех (м.р.) ветров (ж.р.) небесных (м.р.)» - налицо хиастическое согласование между существительным и числительным.

А вот еще одна версия того, как согласуются между собой мужской и женский роды в начале девятого стиха: «И из одного (ж.р.) из них (м.р.)». Путаницы с родами, оказывается, не возникает, и это мы можем заключить из нижеследующего анализа.

Стих восемь в последней строке содержит чередование мужского и женского родов, то же чередование мы видим в самом начале девятого стиха. Итак, мы можем вычленить синтаксический параллелизм вида А + Б :: А + Б. Такая модель позволяет увидеть согласование родов, в числах. Например, числительное «один» употреблено в женском роде в девятом стихе для того, чтобы оно шло в паре с «ветрами» в восьмом стихе, которые также идут в форме женского рода.

С угла зрения грамматики иврита эта синтаксическая конструкция вполне логична и разумна. Она подводит нас к мысли о том, что перед нами согласованный по родам параллелизм, который возможно проследить по неким синтаксическим линиям. Он был известен еще в еврейской поэзии.

Из такого согласования существительных следует, что «небольшой рог» берет начало в одной из сторон света – или одного из четырех ветров небесных.

О роге Селевкида или каком-либо еще из четырех рогов козла здесь говорить не стоит – не тот случай. Итак, из анализа синтаксиса мы делаем вывод, что «небольшой рог» в восьмой главе не имеет отношения к одному из четырех рогов  в плане истоков своего происхождения.

Существует и более мудреное доказательство, относящееся к синтаксису этих стихов. Оно также говорит о связи «четырех ветров небесных» и «от одного из них» в восьмом и девятом стихах соответственно. Как мы уже говорили ранее, слово «ветры», употребляемое здесь, в еврейском имеет женский род, с ним сочетается еврейское слово «один». Также стоит отметить, что слово «ветер» (единственное число) в еврейском языке может иметь как мужской, так и женской род.

Пусть слово «ветры» и стоит в женском роде в оригинале текста в стихе 8:8, оно выполняет функции слова мужского рода из-за того, что обозначает стороны света (с ним рядом стоит «небеса»). Возможно, что вернее будет переводить фразу не как «к четырем ветрам небесным», а как «к четырем сторонам света». Вот почему суффикс, указывающий на мужской род, «них» (hem), относится к ветрам – иначе говоря, к четырем сторонам света.

Так как различия в родах были почти стерты из-за некоторых слов, которые мгли употребляться двояко, суффиксы мужского рода вполне могли соответствовать словам в женском роде.

А отсюда следует, что суффикс «них» (мужской род) вполне мог употребляться вкупе со «сторонами света», или «ветрами». Он не подходит к слову «рога» - оно вообще отсутствует в оригинале и искусственно добавлено переводчиками для восприятия текста из-за эллипсиса. Вряд ли возможно утверждать, что некое существительное является антецедентом, если оно вообще отсутствует в тексте на обозримой дистанции. Не думается, что эллиптический антецедент здесь бы подошел.

Итак, у нас осталось всего два варианта антецедентов – это «небес» и «ветров». Первое стоит в мужском роде множественного числа, второе употреблено в женском множественного, хотя в некоторых случаях может употребляться в мужском. Оба варианта хороши. Если мы выберем первый вариант, то будем иметь дело с синтаксическим параллелизмом, который был описан ранее. Оба варианта ссылаются на то, что рог произошел от сторон света, но ни один из них не дает права говорить, что происхождение рога кроется в «четырех рогах».

Синтаксис 8:8-9 не позволяет сказать, что «небольшой рог» выходит из какого-либо предшествующего ему рога. Следовательно, отождествить его с Антиохом IV нет возможности. Такой вывод мы сделали, исходя из: 1. Использования глагола в девятом стихе, 2. Связи географических ссылок по контексту, присутствующей также в этом стихе. Представим вашему вниманию краткий анализ обоих положений.

Первый глагол, встречающийся нам в 9 стихе, - yasa’. С еврейского это переводится  как «выходить» или «перемещаться». Слово довольно необычно и относится к тому, как вырастает рог в восьмом стихе. Это выделяется дважды в восьмой главе и, видимо, поэтому имеет значение. Первый раз приходится на третий стих – там находится причастие от  глагола «выходить» (‘alah). Получается, что высший рог овна вырос последним. Восьмой стих снова содержит тот же глагол – по отношению к четырем рогам, произросшим из того места, где сломался один большой.

Глагол ‘alah передает в большей степени смысл роста, а yasa’, несмотря на одинаковые переводы на русский язык, - перемещение, ход. Здесь это можно было бы отнести к перемещению на другую сторону света. То есть yasa’ – горизонтальное движение, экспансия, а не рост ввысь. Этот глагол в том же смысле неоднократно употребляется в Ветхом Завете. Например, Книга Дан. 9:22, 23; 10:20; 11:11, 44.Часто используется при описании завоевательных походов владык царств (Втор. 20:1,ю Притч. 30:27, 1 Пар. 5:18; 20:1), для обозначения перемещения войска (2 Пар. 1:10, 1 Цар. 8:20).

Иначе говоря, 8:9 содержит мысль скорее не о том, что «небольшой рог» якобы произрастает вверх от одного из ветров, а двигается горизонтально по направлению от одной части света в другую. Возможно, это перемещение не лишено налета военной экспансии, жесткого и агрессивного характера.

Первая часть 9 стиха говорит о горизонтальном перемещении небольшого рога, но на этом не все. Далее это перемещение пополняется некоторыми подробностями. Тут сказано о направлении, о том, куда движется рог: «к югу и к востоку, и к славе».

Древние источники (в частности, перевод Септуагинты) говорят о «севере» вместо слова «слава» (надо заметить, что в еврейском они созвучны. Итак, если брать и этот момент во внимание, получается, что рог мог начинать свое движение разве что с запада.

Историцистская концепция говорит о том, что «небольшой рог» - символ Рима. Действительно, эта точка зрения подтверждается вышеизложенным, так как Рим относительно Палестины находится западнее. Антиох IV же не мог прийти с запада, так как занимал земли Вавилона и Сирии, которые находятся в точности в северном направлении относительно Палестины.

Выше были представлены дополнительные доказательства, которые поддерживают точку зрения о том, что в образе «небольшого рога» из восьмой главы 9-12 стихов кроется Рим во всех его этапах развития – от языческого к папскому.

Природа «небольшого рога» (стих девятый)

У переводчиков принято рог из девятого стиха восьмой главы называть «маленьким рогом» (NEB, NASB) или, что чаще, «небольшим рогом» (KJV, ASV RSV, NAB, TEV). Последний перевод – исключение (NIV), там мы видим «рог, который изначально был небольшим». Греческие переводы Септуагинты говорят о «сильном роге», сирийский перевод, Вульгата – о «небольшом роге».

В оригинале, на еврейском, эта фраза выглядит как qeren- 'ahat miss (e) 'irah. Она не имеет себе текстуальных аналогов. Если перевести ее буквально, то получится «один рог вышел из малости (незначительности)». По синтаксису можно домыслить, что начало рога было малым, но затем он расширялся по многим направлениям и стал необычайно силен.

Надо заметить, что язык здесь совершенно другой в сравнении с описаниями того же рога в седьмой главе, восьмом стихе. Многие комментаторы, для того чтобы обеспечить максимальное сходство между рогом из седьмой главы и рогом восьмой главы (дабы приписать обоим образ Антиоха IV Епифана), поменяли текст. Некоторые другие изучающие эти места Писания говорили о произвольности этих изменений: никаких подтверждений правомерности их в древних текстах на еврейском не было обнаружено.

Если сверяться с еврейским текстом, то он совершенно ясно дает нам понять, что «рог произошел из малости», то есть из чего-то небольшого и не имеющего особенного значения, но затем шел в трех направлениях, захватывая земли. Ознакомимся подробнее с деталями этой экспансии.

«Небольшой рог» и его экспансия (9-10 стихи)

В начале 9 стиха видна идея о горизонтальной экспансии рогом земель. Буквально это место переводится как «и стал чрезвычайно великим к югу и к востоку, и к славе».

Выше говорилось, что девятый стих в начале содержит глагол yasa’ («выходить», «перемещаться». Стоит сказать, что глагол весьма распространен. Главным в этом глаголе является горизонтальное, а не вертикальное движение.

Этот смысл встречается в Библии во многих ситуациях (Осия 6 говорит о «выходе» Господа, несомненном, так же как каждое утро наступает рассвет, из источника «выходит» вода (4 Цар., Ис., Пс.- неоднократно) и так далее. Это очень малая часть примеров, которыми располагает Писание, демонстрирующих, что идея этого глагола заключается в движении, не в росте.

Стоит заметить, что Книга Даниила особенно использует формы этого глагола. Шесть случаев употребления глагола (помимо девятого стиха) говорят о перемещении – из одного места на карте в другое, с одной стороны света на другую).  Та же идея присутствует и в девятом стихе.

Еще один глагол из девятого стиха переводится как «вырос чрезвычайно великим/огромным». Еврейский текст содержит фразу watigdal yeter. В первом слове фразы кроется корень от слова gadal, которое означает «стать важным, великим, преуспевающим». По мнению Кохлера, стоит переводить его здесь как «возвеличиваться». Если именно в этом смысле тут и употреблен данный глагол, то о вертикальном движении не стоит говорить. Здесь скорее все завязано на горизонтальной экспансии, подчеркиваемой направлениями, по отношению к которым рог осуществляет свое движение.

Активизация деятельности «небольшого рога» (десятый стих)

Стих десятый подчеркивает степень величия, значимости рога фразой «и возвеличился (даже до) воинства небесного». «Возвеличиваться» тут – тот же самый глагол, о котором мы говорили при обсуждении девятого стиха.

О чем этот глагол нам говорит? О продолжении расширения своей географической экспансии или о смене направления, переходе в вертикальную плоскость? Это зависит от того, что подразумевается под «воинством небесным». Многие исследователи предполагают, что «воинство небесное» - это синоним звездам. Союз «и» (waw), думают они, скорее поясняет, чем соединяет, в результате чего получается «и рог низринул на землю часть воинства, то есть часть звезд».

Если исследовать подробнее выражение «воинство небесное», то выяснится, что 13/17 случаев содержат его в отношении к идолопоклонничеству, культам. 4/17 –в отношении к существам, обитающим на небесах.

Если отбросить возможность выполнения союзом «и» пояснительной функции, то остается два варианта истолкования этого выражения. Оба эти варианта предполагают, что «небольшой рог» стал сильнее, «возвеличился» за счет своего приближения к «воинству небесному». А это может относиться или к оккультным, идолопоклонническим образам, или к небесным созвездиям, а может быть, и к существам на небесах. Так или иначе, они должны были бы служить объектом поклонения для «небольшого рога» - будто бы через них он продолжал свое усиление.

Ключевое слово здесь – «воинство». Ветхий Завет содержит различные случаи его употребления, в том числе «воинства Мои, Мой народ, сыны Израилевы» (Иск. 7:4). То есть «воинство» может иметь пояснительный оттенок. «Небольшой рог» будто бы простирается над народом Божьим, имеет над ним некоторую власть.

Стих 24 говорит о низвержении и попрании «части воинства и части звезд». Это можно истолковать как уничтожение «сильных и народа святых». 7:27 – «народ святых Всевышнего» - это Божьи праведники, верные ему. Рог, нападающий на «сильных народа святых», преследует этих праведников. В общем, действия «небольшого рога» могут быть подразделены на (1) горизонтальную экспансию (2) преследование Божьего народа на земле.

8:9, 10 не содержит никакого упоминания о том, что рог связан со святилище. Тем не менее, раз рог воздействует на народ Божий, его действие на святилище, пусть и косвенное, все же имеет место быть. Следовательно, появление в 11-12 стихах святилища не должно вызывать недоумения.

 

 

Популярное темы о конце света

Пророки и пророчества (Болотников)

Семинар по книге Апокалипсис

Преодоление последнего кризиса

Откровение Иоанна (В. Олийник)