Книги

Семинары и лекции

Поиск по сайту

В СЕДЬМОЙ главе своей замечательной книги Даниил передал одно из своих переживаний, которое он имел в первый год царствования Валтасара, незадолго до завоевания Вавилона мидянами и персами. Это видение во многом соответствует тому, которое он имел около 70 лет раньше и записано во второй главе. Возможно, что это видение было дано, чтобы укрепить его доверие к всемогущему и всеведущему Богу и приготовить его к изумительным событиям, связанным с переменами в государстве, которые должны были вскоре последовать.

Как уже было сказано. Даниил, несомненно, передал главное содержание этого видения царю Дарию Мидянину; последствием этого было обращение царя к народам Мидо-Персидского царства с призывом благоговеть перед Господом неба и земли, Которого „царство . . . несокрушимо и владычество ... бесконечно". Дан. 6, 26.

При чтении видения и 7-ой главе книги Даниила можно видеть, какое глубокое впечатление оно произвело на него. Некоторое время он был смущен виденным. Ему не только были открыты грядущие события в истории этого мира; его взорам также открылся справедливый суд Божий. Наблюдая, как земные царства сменялись одно другим, он видел „Ветхого днями", сидящего на престоле, как Судию всех народов, выносящего приговор всем заслужившим наказание за проявленную жестокость, притеснения и несправедливость. Он видел целый ряд великолепных и в то же время ужасных светских и религиозных властителей; а над ними он видел Ангелов небесных, которые записывают каждый позорный и греховный поступок, каждый вздох и стон притесненных. В день окончательного расчета книги Божий будут открыты, приговор суда будет вынесен, и тогда святые Божий восторжествуют.

Что же Даниил видел в этом важном видении?

Ночь. Пророку снится сон. Ему кажется, что он стоит на берегу моря и наблюдает, как от бурного ветра высоко поднимаются волны. Вдруг из бушующих вод появляется странное существо, напоминающее льва, с орлиными крыльями.

„Я смотрел, — пишет пророк, — доколе не вырваны были у него крылья, и он поднят был от земли и стал на ноги, как человек, и сердце человеческое дано ему". Дан. 7,4.

Вслед за львом другой зверь, „похожий на медведя, стоял с одной стороны, и три клыка во рту у него, между зубами его; ему сказано так: .встань, ешь мяса много'." Ст. 5.

Медведь сходит со сцены, и появляется „еще зверь, как барс; на спине у него четыре птичьих крыла, и четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему", ст. 6.

Продолжая внимательно смотреть на море, в ожидании, что появится вслед за этим, пророк видит выходящего из воды зверя, настолько страшного, что для него не нашлось подходящего названия.

„После сего видел я в ночных видениях, и вот — зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него — большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него.

Я смотрел на эти рога, и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем истор-

гнуты были перед ним, и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно", ст. 7. 8.

Затем пророк, пораженный богохульством небольшого рога, поднимает свои взоры выше этого отвратительного существа, стоящего пред ним; он смотрит выше бушующих волн моря, на небо, где Бог сидит на престоле, совершая суд. „Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги", ст. 10.

Какое успокоение в уверенности, что „над царством человеческим владычествует Всевышний Бог"! Дан. 5, 21.

Но все повторяющиеся богохульства небольшого рога отвлекают Даниила от небесной сцены, и он наблюдает последний акт ужасной драмы, разыгрывающейся на земле.

„Видел я тогда, что за изречение высокомерных слов, какие говорил рог, зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню. И у прочих зверей отнята власть их, и продолжение жизни дано им только на время и на срок", ст. 11. 12.

Затем перед его взорами открывается другая картина. „Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын Человеческий, .дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его — владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится", ст. 13. 14.

На этом видение кончается. Пророк, крайне взволнованный и смущенный всем виденным, вдруг замечает, что он не один. Рядом с ним стоит кто-то, прилетевший из тех чертогов, в которые он только что имел возможность заглянуть. Он просит объяснения, и Ангел отвечает: „Эти большие звери, которых четыре, означают, что четыре царя восстанут от земли. Потом примут царство святые Всевышнего, и будут владеть царством вовек и во веки веков", ст. 17. 18.

В этих немногих словах в сжатом виде дано замечательное описание всей истории мира: четыре всемирных державы и затем Царство Божие. Но Даниил заинтересован четвертым зверем.

„Тогда пожелал я точного объяснения о четвертом звере, который был отличен от всех и очень страшен, с зубами железными и когтями медными, пожирал и сокрушал, а остатки попирал ногами, и о десяти рогах, которые были на голове у него, и о другом вновь вышедшим, перед которым выпали три, — о том самом роге, у которого были глаза и уста, говорящие высокомерно, и который по виду стал больше прочих. Я видел, как этот рог вел брань со святыми, и превозмогал их, доколе не пришел Ветхий днями, и суд дан был святым Всевышнего, и наступило время, чтобы царством овладели святые", ст. 19-22.

Объяснение, которое дал Даниилу Ангел, имеет крайне важное значение:

„Об этом он сказал: зверь четвертый — четвертое царство будет на земле, отличное от всех царств, которое будет пожирать всю землю, попирать и сокрушать ее. А десять рогов значат, что из этого царства восстанут десять царей, и после них восстанет иной, отличный от прежних, и уничтожит трех царей, и против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них праздничные времена и закон, и они преданы будут в руку его до времени и времен и полувремени. Затем воссядут судьи, и отнимут у него власть губить и истреблять до конца, царство же и власть и величие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство — царство вечное, и все властители будут служить и повиноваться Ему", ст. 23-27.

Здесь мы имеем не только одно из самых замечательных, но и одно из самых смелых предсказаний, когда-либо данных миру. В нем упоминается столько подробностей, что если бы хоть одна из них оказалась неправильной, это подорвало бы доверие ко всему пророчеству. В нем указаны цифры, которые можно проверить. В нем указан образ действия известных властей, и в одном случае даже определено время господствования; это такие данные, которые история может или подтвердить, или же опровергнуть.

Прошло почти 25 веков с той ночи, когда Даниил имел этот сон, и все, показанное ему, исполнилось, — за исключением конечного торжества святых.

Из бурного моря воюющих народов сперва выходит лев с орлиными крыльями, достойный символ Вавилонской империи во дни ее величия. По мере того как ее сила пошла на убыль, и львиное сердце было заменено человеческим, власть перешла к объединенному Мидо-Персидскому царству, изображенному медведем, который „стоял с одной стороны". Когда дни владычества Мидо-Персии приближались к концу, вдруг с изумительной быстротой на сцене появилась Греция — барс с четырьмя птичьими крыльями и четырьмя головами — и захватила бразды всемирного правления в свои руки; и как крылья говорят о быстроте действия, так четыре головы указывают на разделение Греции после смерти Александра Македонского. (Подробнее об этом — на стр. 60).

Затем пришел Рим, четвертый зверь, „страшный и ужасный и весьма сильный". Он обрушился на своих врагов с неимоверной силой? поработил многие народы и почти уничтожил первоапостольскую церковь ужасными гонениями.

Века проходили за веками, и Рим начал распадаться, как и было показано в пророчестве о десяти рогах. Эти последние представляют собой десять государств, которые возникли в пятом веке нашей эры на месте развалившейся Римской империи. Это были: алеманы, остготы, вестготы, франки, вандалы, свевы, бургунды, саксы, герулы и ломбарды. Семь из них сохранились в лице современных государств Европы.

До сих пор исторические события в седьмой главе Даниила следуют одно за другим по тому же общему плану, который уже раньше дан во второй главе этой удивительной книги. Но теперь вводится совершенно новая и очень важная подробность.

Среди других рогов появляется „небольшой рог", "который по виду стал больше прочих", и имел „глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно".

Что это за власть? Ее не трудно найти на основании данного пророку видения.

Она должна появиться среди десяти государств, занявших место языческой Римской империи, и искоренить три из них

Это должна быть высокомерная, деспотическая власть, которая „против Всевышнего будет произносить слова".

Это должна быть власть, притесняющая других, которая будет „угнетать святых Всевышнего".

Это будет религиозная власть, так как она возмечтает отменить праздничное время и закон Божий.

Она должна пользоваться независимостью в течение определенного периода времени: „до времени и времен и полувремени", что составляет 1260 лет.

На протяжении всей истории только одна власть полностью соответствует этому описанию во всех деталях. Это могущественная религиозно-политическая организация, центр которой и но сей день находится в Риме.

Важно заметить, что такое объяснение впервые было дано в 1240 году, больше чем 700 лет тому назад на съезде в Регенсбурге епископом Эбергард из Зальсбурга вблизи Вены. Это объяснение также послужило основанием для первой проповеди доблестного шотландского реформатора Джона Нокса в XVII веке: с того времени это объяснение все снова №1 снова подтверждалось сотнями лучших толкователей Библии. Кто серьезно ищет объяснения этого великого пророчества из Даниила 7, 25, тот убедится, что невозможно не прийти к заключению, что это пророчество точно указывает на деятельность обширной, могущественной, загадочной, полу-религиозной и полу-политической организации, которая в далеком прошлом выросла и приобрела власть на развалинах языческого Рима.

Проследите историю этой религиозной системы со дней, когда Евангелие Христа впервые начало проповедываться в великом городе Риме славными свидетелями, верными миссионерами, прибывшими из Иерусалима; заметьте постепенное усиление влияния ее епископа, благодаря его положению в столице империи; вспомните его все возрастающие требования признать его главой всей христианской церкви, — требования, которые другие епископы сперва оспаривали, но с которыми, наконец, согласились, — и вы будете иметь определенный ряд, событий, вполне соответствующих описанию появления „небольшого рога". Это была новая всемирная держава среди других царств, претендующая на территорию Римской империи.

Уже во дни Апостола Павла в церкви проявился нездоровый уклон; поэтому он писал к Фессалоникийцам: „Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь". 2 Фее. 2, 7.

В то время другая власть "удерживала" и мешала росту небольшого рога. Римские цезари еще продолжали управлять миром, и пока они господствовали, предсказанное отступление не могло развиться.

Но прошло несколько веков; власть цезарей пошла на убыль, а власть епископов возросла. Когда последний из императоров Западного Рима сошел со сцены, и великая Римская империя перестала быть всемирным государством,' тогда открылся путь для почти неограниченного возвышения Папы. Он не замедлил воспользоваться возможностью захватить освободившийся престол; за короткое время его влияние почти сравнялось с влиянием покоренных цезарей; он начал свое деспотическое правление, и „власть сильного" продолжалась тысячу лет.

Историк Джеймс А. Вилий пишет об установлении правления Пал:

„Наконец Западная Римская империя; распалась. Теперь освободился престол, который так долго был во власти повелителей мира… Падение империи являлось существенной поддержкой в процессе возвышения римского епископа; благодаря этому, во-первых, цезари были устранены с дороги. Де Маистре пишет, что невидимая рука изгнала императоров из "вечного города" и передала его главе вечной Церкви. Во-вторых, это побудило римских епископов, лишенных влияния императоров, — которые до сих пор оказывали им большую помощь в борьбе за первенство, — прибегнуть к "другому средству, которое составляет самую сущность папства и на котором построено все сложное сооружение духовного и светского господства Пап. . . Римский епископ лишился бы власти вместе с падением Рима, если бы он, как бы предвидя этот кризис, не задержал до этого времени главного удара. Он теперь сослался на более сильный довод, чем все то, чего он лишился в политической борьбе того времени; он объявил, что римский еттскоп — преемник Петра, главный среди Апостолов, и в силу этого — наместник Христа на земле. Выдвинув такие притязания, римский Папа сразу превзошел власть царей и приобрел божественный авторитет. Снова Рим стал повелителем мира, а Папы — его правителями. „Папство, его история, догмы, начало и перспективы". стр. 33. 34.

Кардинал X. Е. Маннинг (1808-1892) писал об этом переходе власти от языческого Рима к папскому:

„Конец Римской империи развязал руки епископам. Какие бы притязания на господство императоры ни предъявляли, и каковы бы ни были раньше притязания римского епископа, — теперь все прежние взаимоотношения были уничтожены более высокой властью. Провидение Божие допустило целый ряд вторжений со стороны готов, ломбардов и венгров, которые разорили Италию и смели с лица земли все остатки империи. Епископы увидели, что они являются единственным авторитетом для установления порядка, мира, законности и безопасности. И с этого благоприятного момента освобождения . . . порвались цепи, которые связывали руки преемника Св. Петра.

В Риме. выросла держава, управляющая умом и волей человека в большей мере, чем делал железный, деспотический Рим. Эта внешняя, сверхъестественная сила, которая руководила действиями и сердцами людей, истекала из одного центра и была сосредоточена в руках одного лица — римского епископа . . . Поток, унесший все другие власти, принес с собой больше уверенности и поставил на более видное место церковный авторитет наместников Христа". — Светская власть наместника И. Христа. Введение стр. 28-30.

Три рога должны были быть „с корнем исторгнуты" этим небольшим рогом. Другими словами: из десяти царств, возникших на территории древнего Рима, три царства должны быть уничтожены, чтобы дать папству свободу действия и возможность проявить свою власть. Три царства — герулы, вандалы н остготы — были уничтожены.

Е. Б. Элиот в своем классическом объяснении пророчества, дает перечень десяти царств, и добавляет следующие многозначительные слова: „Я могу назвать три из перечисленных десяти, которые были уничтожены Папой, а именно: герулы под правлением Одоакра, вандалы и остготы".

Полезно вспомнить, что в 533 году император Юстиниан, готовый отправиться в поход против вандалов и остготов, объявил себя целиком на стороне католической церкви и назвал римского епископа „главой всех святых священников Божьих", которые держат под контролем всех еретиков. Поэтому, когда последний из трех рогов был, наконец, исторгнут в 538 году, папство было готово принять полностью власть, на которую уже претендовало, и которую так недавно признал за ним император Восточной Римской империи.

Римский епископ, прочно обосновавшись, наконец, на своем стратегическом месте в „вечном городе", стал присваивать такие права, привилегии и титулы, какие ни один император, даже самый честолюбивый, не мог себе представить. Он именовал себя „заместителем на земле не только человека, но и самого Бога" и „Господом Богом Папой"; он также одобрил льстивое обращение пятого Латеранского собора в 1512 году: „Ты — пастырь, ты — врач, ты — начальник, ты — управляющий, ты — просто другой Бог на земле". Лоббе и Коссарт, История соборов, т.14,стр. 109.

В статье о Папе в „Церковном словаре" Луциуса Феррариса мы находим следующие высокомерные слова:

„Папа имеет такой высокий сан и так превознесен, что он уже не простой человек, но как бы Бог и заместитель Божий.

Папа имеет такой высокий и достойный чин, что он, откровенно говоря, не состоит ни в каком чине, но поставлен выше самого высокого чина или сана...

И если бы возможно было ангелам ошибаться в вопросах веры или иметь мысли, противоречащие вере, они могли бы быть судимы Папой и отлучены от церкви. Ибо он носит такой высокий сан и обладает такой властью, что его суд одновременно является судом Христовым".

Таким образом „небольшой рог" в таких характерных выражениях исполняет пророчество: „против Всевышнего будет произносить слова".

Приобретая все больше и больше власти, папство не замедлило изменить закон Божий. Оказалось, что вторая заповедь идет вразрез с обычаем поклонения изображениям; поэтому папство решило удалить эту заповедь из закона, особенно в катехизисах, употребляемых в большинстве стран. Папство также начало действовать против ясных требований четвертой заповеди относительно празднования седьмого дня, как субботы Господней; оно умышленно поощряло празднование воскресенья, первого дня недели.

Это, конечно, была большая ошибка, которая ввела все христианство в заблуждение в одном из важных и существенных вопросов веры. Самая причина, почему Бог установил субботу, как памятник Своей творческой силы, была устранена, и это открыло путь для многочисленных ложных учений. Если бы истинная суббота соблюдалась каждую неделю в продолжение всех веков, напоминая людям каждый раз о могуществе и любви Творца, — каким иным мог бы быть ход истории!

Суббота — воспоминание дел творения — была дана, как чудное благословение для человечества. Мы читаем, что в начале ,,благословил Бог седьмый день и освятил его". Быт. 2, 3. „Освятить" значит отделить для святого употребления. Суббота дана „для человека"; она должна быть источником постоянного благословения для человечества во все грядущие годы. Это благословение должно быть физического характера; оно дает человеку регулярные периоды отдыха и предохраняет его от переутомления. Это также должно быть духовное благословение, которое сохраняет от разрушающей душу постоянной погони за материальными благами, побуждает посвящать каждую неделю часть своего времени для развития более высоких качеств и обращает мысли к Богу-Творцу регулярно, со все повторяющимися интервалами.

Неизмеримо великое значение еженедельного отдыха, установленного в Едеме, стало еще более очевидным, когда заповедь о еженедельном дне покоя была помещена в центре святого закона Божия и провозглашена громовым голосом с горы Синай. „Помни день субботний, чтобы святить его", — гласило повеление Божие. „Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмый почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его". Исх. 20, 8-11.

В этой заповеди снова подчеркивается, что Бог почил в седьмой день, что Бог благословил и освятил седьмой день, — не первый, третий или пятый, а только седьмой.

Следует также помнить, что Сын Божий, живя среди людей, соблюдал седьмой день в течение всей своей земной жизни. Он сказал о Себе, что Он „есть господин и субботы" (Матф. 12, 8), имея в виду седьмой день. Он ходил в синагогу в этот день, „по Своему обыкновению" (Лук. 4, 16), и постоянно учил иудеев, как соблюдать этот день (Мар. 12, 1-13). Обычай правильного соблюдения субботы был так глубоко заложен в сердцах учеников, что когда израненное Тело Господа должно было быть похоронено, они считали этот день слишком святым даже для того, чтобы помазать Тело Его, но „возвратившись (же) приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди". Лук. 23, 56.

Христос, конечно, не отменил субботу после Своего воскресения. Если бы Бог имел в виду такое важное изменение в законе Божием, об этом было бы упомянуто где-нибудь в Новом Завете. Но такого упоминания нет нигде. Во всей Библии нет такого текста, в котором говорилось бы о каком-либо изменении субботнего дня.

Апостол Павел соблюдал седьмой, субботний день. „Павел, по своему обыкновению, вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний". Деян. 17, 2. Так же поступали и другие Апостолы. В Откровении 1, 10 мы читаем, что Иоанн был в духе в день воскресный; но в древних рукописях, с которых Новый Завет переводился, говорится „Я был в духе в день Господень"; а день Господень, как уже было выше указано, есть день седьмой, субботний.

Кто же в таком случае изменил праздничный день или хотя бы сделал попытку изменить его? Это изменение произошло вначале постепенно, по мере проникновения в церковь языческих обрядов и обычаев и общего отступления от истинной веры, а вместе с тем и все растущей вражды против всего, что имело какое-либо отношение к евреям. Затем в 321 году был издан известный указ императора Константина, выделяющий „достопочтенный день солнца", как день отдыха для христиан. За этим первым известным в истории воскресным законом последовали другие указы, изданные разными соборами Римо-католической церкви и, наконец, руководящие представители церкви признали себя „полностью ответственными за совершенное изменение".

В католической Библии, перевод Дуэй, и в катехизисе, изданном по поручению Трентского собора, полностью сохранен текст второй и четвертой- заповеди; но в катехизисах, которыми пользуются священники и учителя для преподавания закона Божьего, выпущена вся вторая заповедь и почти вся четвертая, за исключением первых слов: „Помни день покоя, чтобы святить его".

В „Доктринальном катехизисе" священника Стефана

Кинан можно найти следуещее подтверждение:

„Вопрос: Имеются ли другие доказательства, что Церковь имеет право устанавливать праздники?

Ответ: Если бы она не имела такой власти, она не могла бы сделать того, с чем соглашаются все религиозные люди* не могла бы заменить празднования седьмого дня, субботы, празднованием первого дня недели, воскресенья, на что нет никакого повеления в Писаниях".

В другом католическом катехизисе, который заслужил „апостольское благословение" Папы Пия Х 25 января 1910 года, мы находим следующие слова:

„Вопрос: Какой день является субботой?

Ответ: Седьмой день — суббота.

Вопрос: Почему мы празднуем воскресенье вместо субботы?

Ответ: Мы празднуем воскресенье вместо субботы, потому что католическая церковь на Лаодикийском соборе (336 г.) перенесла празднование с субботы на воскресенье". — Rev. Peter Geirmann. C.SS.R The Convert`s Catechism Of Catolic Doctrine, p. 50.

Таким образом исполнилось предсказанное в 25 стихе: „Возмечтает отменить у них праздничные времена и закон".

Полностью утвердившись, папство стало пользоваться высшей властью в государственных делах народов, угрожало запретом богослужения и другими карами и наказаниями всем — царям и простому народу наравне, — кто осмелится не послушаться его воли.

Зимой 1077 года германский император Генрих IV дерзнул пренебречь авторитетом Папы Григория VII и за это был вынужден просить прощения; для этого он должен был босой и с непокрытой головой ждать во внешнем дворе замка в Канноссе в течение трех долгих зимних дней! А в 1208 году Папа Иннокентий III запретил богослужения во всей Англии и затем отлучил от церкви самого короля Иоанна.

Достигнув такой власти, папство неизбежно стало проявлять нетерпимость по отношению ко всем несогласным с ним; начался ряд преследований, в результате которых погибли миллионы искренних последователей Слова Божия.

Историк Вильям Е. Ликей пишет: „Каждый протестант, компетентный в истории, знает достоверно, что Римская церковь пролила больше невинной крови, чем какая-либо другая организация, когда-либо существовавшая в мире. Записи о ее многочисленных преследованиях настолько скудны, что невозможно точно установить число ее жертв, но можно с уверенностью сказать, что никакое воображение не может представить себе их страданий. History of the Rise and Influence of the Spirit of Rationslism in Europe, vol. 2, p. 32.

В католической литературе мы находим следующее признание: „Церковь преследовала людей. Только совершенно несведущий в истории может отрицать это . . . Через пятьдесят лет после Константина преследовали донатистов, иногда убивая их... Протестантов преследовали во Франции и в Испании при полном одобрении со стороны церковных властей. Мы всегда оправдывали гонения на гугенотов и Испанскую инквизицию. Везде и всегда честный католицизм проводит ясную границу между истиной и, заблуждением, между католицизмом и ересью во всех ее формах. Когда (церковь) считает необходимым применять физическую силу, она применяет ее. . . Но может ли католическая церковь обещать, что никогда не будет никого преследовать? . . . Католическая церковь не дает никаких обещаний относительно своих действий". The Western Watchman, Dec. 24, 1908.

Сказано, что „небольшой рог" будет проявлять свою власть „до времени и времен и полувремени". Сколько времени это составляет? Это не трудно сосчитать. В Писании „время" означает год. Следовательно, выражение „до времени и времен и полувремени" составляет три с половиной года. Считая, по пророческому исчислению, что год равен 360 дням, мы находим, что три с половиной года содержат 1260 дней.

В символических пророчествах день означает год, как мы читаем в книге Иезекииля 4, 6: „день за год Я определил тебе". (Смотрите также Числа 14, 34.) Следовательно период, выраженный в словах „до времени и времен и полувремени", равный 1260 пророческим дням, означает 1260 действительных лет.

Продолжалось ли господство Папы в Европе столько времени? Если мы возьмем за исходный пункт 538 год, когда остготы, последние из трех уничтоженных народов, несогласные с учением папства, были изгнаны из Рима, то 1260 лет заканчиваются в 1798 году, когда французская армия под командой генерала Бертье вступила в Рим и взяла Папу в плен.

„Истощенный и измученный, он умер 19 августа 1799 года во французской крепости Валенсии". В это время всем казалось, „что папство уничтожено: не осталось и следа его существования; и среди Римо-католических влиятельных лиц никто не двинул и пальцем в его защиту. Вечный город не имел больше князя или первосвященника; его епископ умирал, как пленник в чужой стране; и приказ был уже объявлен, что никто не должен занять его места". George Trevor, Rome and Its Papal Rulers, р. 440.

Это удивительное событие произвело глубокое впечатление во всей Европе, и многие исследователи пророчества поняли, что в это время кончился долгий период папского господства, и что пророчество из Даниила 7, 25 чудесным образом исполнилось.

Хотя и очень важно понять пророчество, символически выраженное „небольшим рогом", все же гораздо важнее понять главную мысль этого видения. Сравнивая историю с пророчествами, и замечая их изумительное исполнение, мы не должны забывать, что центральным действующим лицом является не четвертый зверь и не „небольшой рог", но Бог. В этом видении открывается не только беззаконие введенных в заблуждение людей, но также милость, справедливость и сила Всевышнего. Главная цель заключается в том, чтобы дать детям Божьим уверенность, что они имеют на небесах Друга, Который никогда не забудет и не оставит их, что они имеют Отца, полного сострадания,

Который понимает и учитывает все их испытания и печали, что они имеют могучего Вождя и Защитника, Который исправит каждую причиненную несправедливость, наградит за каждую принесенную жертву и уничтожит в Своей вселенной каждого непокорного возмутителя.

Поэтому это пророчество кончается словами „Затем воссядут судьи". Суд настанет, это не подлежит сомнению. Какими бы мрачными ни были некоторые периоды в истории, каким бы жестоким и отвратительным ни было правление, при котором люди временами должны были жить, — все же народ Божий никогда не должен отчаиваться, ибо „Всевышний владычествует". Он охраняет Своих детей. Они весьма ценны в Его глазах. И настанет день, когда все изменится. Все нечестие будет разоблачено и уничтожено. Праведность войдет в свои права. Каким бы непобедимым ни казался порой "небольшой рог" или любой другой властитель, все же „воссядут судьи и отнимут у него власть губить и истреблять до конца", ст. 26.

Пророк Малахия пишет: „Ибо вот, придет день, пылающий как печь; тогда все надменные и поступающие нечестиво будут как солома, и попалит их грядущий день, говорит Господь Саваоф, так что не оставит у них ни корня, ни ветвей". Мал. 4, 1. С этим согласуются слова псалмопевца: „Еще немного, и не станет нечестивого; посмотришь на его место, и нет его. А кроткие наследуют землю, и насладятся множеством мира". Пс. 36, 10. 11.

На земле не останется и следа религиозного или политического притеснения. Все, на что предвечный Бог любви смотрит с сожалением, будет бесследно уничтожено из Его великой вселенной. „Царство же и власть и величие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, которого царство — царство вечное, и все властители будут служить и повиноваться Ему". Дан. 7,27.

О, счастливый день, гряди!

 

 

Популярное темы о конце света

Пророки и пророчества (Болотников)

Семинар по книге Апокалипсис

Преодоление последнего кризиса

Откровение Иоанна (В. Олийник)