Аналитика

Семинары и лекции

ЕВГЕНИЙ ЗАЙЦЕВ Доктор теологии, директор Института библейских  исследований ЕАД


Тема спасения человека от греха является ключевой в проповеди христианской церкви. Фактически все христианские конфессии, так или иначе, проповедуют о спасении, используя многочисленные библейские образы спасения, такие как искупление, оправдание, примирение и др.

Проповедь о Божьем спасении человека от зла, греха и смерти лежит и в основании миссии Церкви адвентистов седьмого дня. Здесь вполне справедливо задать вопрос: а не то же ли самое проповедуют представители других христианских конфессий? И если мы проповедуем ту же спасительную весть, что и другие христианские церкви, есть ли тогда смысл в отдельном существовании нашей церкви?

В чём уникальность адвентистской вести о спасении? Заключает ли эта весть в себе нечто такое, что отсутствует в проповеди других, и что придаёт исключительный характер самой церкви?

Есть ли какая-то связь между проповедью о спасении, которую проповедует Церковь адвентистов седьмого дня, и необычным характером появления этой церкви в первой половине ХIХ века. Насколько актуальна эта весть сегодня? Отвечает ли она на глобальные проблемы современности и на индивидуальные духовные нужды человека? Да, мы считаем, что адвентистская весть о спасении уникальна, и она, отражая основные спасительные темы Св. Писания, наиболее удачно отвечает нуждам современного человека и особенностям последнего времени. В настоящей статье мы рассмотрим наиболее яркие моменты, характеризующие адвентистскую весть о спасении и подчёркивающие её уникальность.

Прежде всего, следует заметить, что адвентистская церковь понимает спасение в контексте великой борьбы. Что это значит? Это означает, что в проблеме спасения задействован ещё один участник — дьявол и сатана, и потому проблема спасения человека решается не только на уровне «Бог — человек», но и на уровне «Бог — сатана» (1 Ин. 3:8; Откр. 12:7–9) и «сатана — человек» (Ин. 8:44; 1 Пётр. 5:8). К сожалению, этот важный аспект божественного откровения не учитывается многими современными богословами, которые не воспринимают дьявола как реальное разумное существо, реально противоборствующее Сыну Божьему в Великом вселенском конфликте между добром и злом. От этого страдает и восприятие Бога, и осмысление пути спасения. Так, например, не учитывая присутствие дьявола в великой борьбе, мы вынуждены предъявлять обвинение Богу в причастности к существующему злу (проблема теодицеи), поскольку мы не в состоянии примирить любовь и всемогущество Божье с существующим в мире злом. Тема великой борьбы между Христом и сатаной была достаточно ярко выраженной в раннем христианстве, и она вновь получила своё развитие в Церкви адвентистов седьмого дня благодаря тому вкладу, который был сделан в развитие этой важной темы Эллен Уайт. Своё подробное описание истории спасения (в пяти томах) она помещает в контекст великой борьбы, в виду чего вся серия книг носит название «Конфликт веков». Учитывая актуальность данной темы, всемирная церковь избрала книгу «Великая борьба»  миссионерской книгой года.

Второй важный момент, который характеризует адвентистское понимание спасения: спасение мыслится как процесс в историкопрофетическом ключе, поэтому мы говорим об истории спасения. У этого процесса есть прошлое, настоящее и будущее. Такое понимание спасения не разделяет традиционное протестантское представление о том, что спасение — это момент (точечное событие) в прошлом. Под этим точечным событием понимается либо смерть Христа на Голгофе, либо извечное Божье предопределение избранных ко спасению. Отсюда и известный слоган, отражающий безусловную уверенность в спасении некоторых христиан: «однажды спасён — навеки спасён», слоган, который расходится с библейской реальностью. Процесс спасения продолжается в спасительном служении Христа и Святого Духа, и он будет завершён только после Второго пришествия Христа и вынесения окончательного приговора дьяволу (Откр. 20:10, 14).

В адвентистском учении о спасении спасение понимается комплексно — как восстановление должных отношений человека с Богом, людей друг с другом, отношений с окружающим миром, разрушенных по причине греха.

На этой схеме наглядно представлено комплексное воздействие греха на систему отношений. Грехопадение привело не только к разрыву отношений между человеком и Богом (что проявило себя в утрате состояния первозданной невинности и чистоты и проявлению греховной повреждённости человеческого естества, ведущей к смерти), но и разрушению межчеловеческих отношений, выразившемся во вражде, ненависти, насилии, обмане и несправедливости.

По причине греха разрушены и отношения человека с окружающей средой (Рим. 8:19–22). Она становится враждебной для человека (Быт. 3:17–19), человек оказался в условиях выживания.

Учитывая всеобщий характер греховной повреждённости человека и разрушение отношений на всех уровнях человеческого бытия, спасение от греха также носит комплексный характер и подразумевает, прежде всего, восстановление отношений между Богом и человеком. Это становится возможным благодаря спасительному служению Христа, включая, в том числе, и Его крестную смерть.

Смерть Сына Божьего и Его воскресение радикально решили проблему греха и смерти. Христос восстанавливает разрушенные грехом межчеловеческие отношения, меняя эгоистичное сердце на сердце, исполненное любви к ближнему.

Адвентистская теология спасения подчёркивает вовлечённость в спасительный процесс и Отца, и Сына, и Святого Духа. Зачастую спасение ассоциируется только с личностью Иисуса Христа, а об Отце и Святом Духе и их роли в спасении человека практически не говорится. Важно помнить и постоянно подчёркивать, что в спасение человека активно вовлечены все три ипостаси Божества. Это, во-первых, позволяет более целостно воспринимать Единого Бога Св. Писания, открывшегося нам в союзе любви между Отцом, Сыном и Святым Духом, а во-вторых, это помогает создать более полную и глубокую картину спасения.

В Библии очень много текстов, которые указывают на неразрывную вовлечённость Отца, Сына и Святого Духа в наше спасение (Ин. 14:16–17; Ин. 15:26; Мф. 28:19; 2 Кор. 1:21–22; 2 Кор. 13:13; Рим. 15:16, 30; 1 Кор. 12:4–6).

Характеризуя адвентистскую весть о спасении, следует подчеркнуть более полное и целостное восприятие роли Сына Божьего. Зачастую в христианской проповеди подчёркивается лишь только аспект крестной смерти, и наше спасение мыслится, главным образом, в контексте Голгофской жертвы. Важно помнить, что спасение включает в себя не только Голгофу, но и все аспекты земной жизни и служения Иисуса Христа, начиная с Его воплощения и заканчивая ходатайственным служением в небесном святилище и Вторым Пришествием.

Последний аспект исключительно важен для адвентистской сотериологии, поскольку обращает внимание человека на истинного Первосвященника, совершающего спасительное служение в истинном храме — небесном святилище. Эта важнейшая библейская истина, к сожалению, выпала из внимания исторического христианства и оказалась замещённой служением земного епископа, предлагающего спасительную благодать в церковных таинствах.

Уникальность адвентистской вести о спасении в том, что она проповедует спасение в контексте Трёхангельской вести Откровения (Откр. 14:6–12). Эта весть указывает на ложную систему богопоклонения, существование которой было предречено ещё древнейшим пророчеством (Дан. 8:11–12).

Следующим важным аспектом адвентистской теологии спасения является то, как понимается в спасительном процессе участие человека. И в этом вопросе чрезвычайно важна категория завета, которая описывает отношения между Богом и человеком. Хотя завет и представляется в Писании как дар со стороны Бога, от человека, принимающего этот дар, ожидается исполнение определённых условий завета. Это значит, что человек не представлен в спасительном процессе как пассивный получатель, скорее, он активный участник завета, делающий осознанный выбор. К сожалению, многие христиане лишают человека какого-либо участия в спасительном процессе, представляя его как марионеточную фигуру, которой манипулирует Бог: кого Бог предопределил ко спасению, того Он спасёт, кого предопределил к погибели, того накажет. От человека ничего не зависит. Но это не библейское понимание отношений между Богом и человеком, оно, скорее, напоминает идею рока или судьбы в античной философии. Отношения между Богом и человеком представлены в Св. Писании как отношения двух участников завета, и в этом завете человек реально и активно взаимодействует с Богом (Втор. 28; 30:15–19; И. Нав. 24:15).

Адвентистское понимание спасения не приемлет мысль о том, что есть несколько путей спасения, и что в Ветхом Завете человек, якобы, спасался делами Закона, а в Новом Завете он спасается благодатью. Это совершенно не библейское восприятие спасения, предлагаемого человеку Богом. Божий план спасения носит универсальный характер. Он один и тот же как в Ветхом Завете, так и в Новом.

В основе Божьего плана спасения лежит идея заместительной жертвы, суть которой в том, что Сын Божий принимает на Себя нашу вину и наше наказание и умирает вместо нас, даруя нам жизнь. Идея заместительной жертвы проходит красной нитью через все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета, являясь смыслообразующей концепцией спасения. Впервые мы сталкиваемся с ней в Быт. 3:21 в эпизоде с кожаными одеждами (ср. Ис. 61:10). Наиболее ярким текстом, передающим эту идею в Ветхом Завете, является Ис. 53 : 12. Тема заместительной жертвы является определяющей и в евангелиях, и в апостольских посланиях (Ин. 1:29; Ин. 15:13; 1 Кор. 5:7; 2 Кор. 5:21; Рим. 3:25; Рим. 5:9 и др.). Э. Уайт красиво передаёт эту идею, проводя параллели между Христом и нами, грешниками. В книге «Желание веков» она пишет: «С Христом поступили так, как того заслуживаем мы, чтобы с нами поступили так, как того заслуживает Он.

Осуждённый за наши грехи, к которым он не был причастен, Христос пострадал, чтобы мы были оправданы Его праведностью, к которой мы не причастны. Он принял нашу смерть, чтобы мы могли принять Его жизнь» (Э. Уайт, Желание веков, стр. 11).

В адвентистском понимании спасения большое значение имеет учение о небесном святилище и суде. Суд рассматривается как неотъемлемая составляющая спасительного процесса. Не секрет, что многих тема суда пугает. О суде Божьем предпочитают не говорить и не думать. Однако если рассматривать суд в контексте небесного святилища, которое служило своеобразным «оригиналом» для устроения земного святилища, и если посмотреть на совершаемые в земном святилище обряды с перспективы служения  Христа в небесном святилище, то именно в служении «Судного дня» нам открывается  великая надежда (Лев. 16:16-20). Земной священник,  символизировавший Иисуса Христа как Посредника, брал на себя грехи, осквернявшие святилище, и символически переносил их на животное, которое уводилось за пределы стана, далеко в пустыню, что указывало на полное и окончательное искоренение греха. Таким образом, совершается справедливый суд над истинным виновником зла — дьяволом и сатаной,

а человек, верой принявший Христово спасение, оказывается защищённым на этом небесном суде праведностью Христа (Ин. 5:24).

Очень важной характеристикой адвентистской доктрины о спасении является целостное и органичное восприятие таких библейских категорий, как Закон и благодать, вера и дела. Традиционно эти понятия  противопоставлялись друг другу. Особенно заметно это в протестантской традиции. Однако в Библии эти понятия находятся в гармонии. Нравственный Закон Божий остаётся в силе и в Новом Завете, поскольку он открывает волю Божью человеку (Рим. 2:18), указывает на наше греховное состояние (Рим. 3:20; 7:7), указывает на Христа, как единственное средство от греховной порчи.

Декалог и сегодня остаётся руководством для христианской жизни. Божьи заповеди были даны для жизни, и, связанные с законом обетования и благословения, сохраняют силу и сегодня (Еф. 6:2– 3). Мы призваны соблюдать праведные требования Закона, следуя заповеди любви, которая есть «исполнение закона» (Рим. 13:8–10). Невозможно отменить Закон, т. к. он есть любовь. А любовь — это сущность Бога (1 Ин. 4:16). Попытка противопоставления любви и закона совершенно несостоятельна, потому что на самом деле это одно и то же. Наглядной иллюстрацией того, что спасение Божьей благодатью не исключает необходимости послушания Божьим заповедям, служит история со спасением распутной женщины, приведённой на суд ко Христу. Христос спас эту женщину в буквальном смысле, однако, это спасение не освободило её от требований нравственного закона. Он напутствует женщину словами: «Иди и впредь не греши» (Ин. 8:11). Послушание для неё теперь становится всей её жизнью, как благодарность за обретённое спасение.

Адвентистскому пониманию спасения не свойственно противопоставлять веру и дела. Вера в контексте Св. Писания — это всегда конкретное действие. Вера — это не просто признание существования Бога, это не просто логическое согласие с какой-либо доктриной. Истинная вера проявляет себя, прежде всего, в акте безоговорочного послушания Богу, что предполагает высокую степень доверия в отношениях. Авраам пошёл на жертву сына только потому, что доверял Богу. Ту же веру, проявляющуюся в делах послушания Богу, мы видим в жизни многих библейских героев (Евр. 13 гл.). Св. Писание никогда не противопоставляет веру делам (Иак. 2:20). Это противопоставление было сделано искусственно. Библейская вера — это «вера, действующая любовью» (Гал. 5:6).

Таким образом, адвентистская церковь очень сбалансированно преподносит представленные выше категории закона и благодати, веры и дел, преодолевая две крайности в понимании спасения, которые исторически проявляли себя в церкви. С одной стороны, это крайность законничества, когда человек думает, что спасение зависит от того, с какой тщательностью он исполняет все предписания Божьего закона и какой степени безгрешного совершенства он достигает уже здесь на земле; а с другой стороны, это крайность так называемой «дешёвой благодати», или антиномизма, т. е. отрицания вообще какой бы то ни было роли закона в жизни христианина, поскольку Христос якобы освободил нас от его требований.

Наконец, очень важным в адвентистском понимании спасения является акцентированное внимание на реальности Второго пришествия Христа и его неуклонного приближения в связи с исполнением пророчеств («знамений» пришествия, Мф. 24). В связи с этим Церковь адвентистов седьмого дня видит свою миссию в том, чтобы возвысить голос в защиту вечных и неизменных ценностей Божьего закона, глубина попрания которых достигла в последнее время крайней степени беззакония.

Миссия Церкви адвентистов седьмого дня в том, чтобы проповедовать самую великую и самую торжественную весть — весть о спасении, представленную в Священном Писании. Свою задачу она видит в том, чтобы передавать эту весть неповреждённо, учитывая все библейские образы спасения и наиболее полно представляя спасительное служение Христа всем живущим на земле.   

 Журнал Альфа и Омега №46 (1-2016)

 

                                

 

 

Популярное темы о конце света

Пророки и пророчества (Болотников)

Семинар по книге Апокалипсис

Преодоление последнего кризиса

Откровение Иоанна (В. Олийник)