Аналитика

Семинары и лекции

Говорить о победах, которых добились экстремисты из исламского государства, это значит им содействовать.

Молчать - значит игнорировать существование социально-политической опухоли, которая не только угрожает, но умудряется проглотить значительные регионы на Ближнем Востоке.

Мятежная группа исламского государства, которая подтвердила в июне халифат на территориях, контролируемых ими в Ираке и Сирии, создала свою первую провинцию (wilaya) между этими двумя странами. В конце этого месяца исламское государство назначило Абу Бакр аль-Багдади халифом, что означает «лидер мусульман» во всем мире.

Невообразимая бесчеловечность 

На фоне зверств боевиков исламского государства, что способствовали контролю над осаждёнными городами и регионами, Организация Объединенных Наций осудила его «невообразимо жестокие действия». Вице комиссар ООН по правам человека, Флавия Пансиери, заявила, что ООН подозревают это государство в организации систематических и преднамеренных нападений на гражданские лица. Под их атаками подразумевают преступления,  насильственное обращение, рабство, сексуальное насилие и подчинение целых общин.

Кто в начале года мог бы предсказать, когда исламское государство рассматривалось как начинающая организация на арене исламистского экстремизма, что его группирования добьются «этнической и религиозной чистки» Ирака, удивляется Пансиери? Даже министр Ирака по правам человека, Мохаммед Шия аль-Судани, рассказал во внеочередной сессии, состоявшейся в Женеве, что Ирак борется с «террористическим монстром».

Виновные в успехах исламского государства 

Иракские власти не считаются лицами, пользующимися симпатией общественного мнения, тем более, что они рассматриваются как несущие большую часть вины за количественный рост террористических группировок. Бывший премьер-министр Нури аль-Малики является, по словам бывшего американского посла в Ираке Кристофера Р. Рила, одним из самых обвиняемых политиков.

Согласно Hill для Project Syndicate, обвинение иракского руководства в успехах исламского государства является упрощённым подходом к проблеме, несмотря на то, что власти могли бы сделать больше, чтобы примирить представителей меньшинств Ирака (особенно суннитов и курдов).

Это значит, что простая замена премьер-министра могла бы принести улучшение взаимоотношений с исламским государством, но так не случилось. Кроме того, сообщает Hill, у нас слишком мало доказательств, чтобы считать, что исламское государство (сунниты) было бы заинтересовано в том, чтобы их возглавил шиитский лидер. Что представляет интерес для руководителей исламского государства, - так это разрушение шиитской общины и её религиозных символов.

Согласно анализу Майкла Стивенса, директора Института Royal United Services в Катаре эта цель привела бы к поддержке многих суннитских восточных магнатов, которые финансировали, причём лично, исламское государство миллионами долларов. Чёрный список сторонников исламского государства включает в себя три основных действующих лица: Катар, Турцию и Саудовскую Аравию, но Стивенс отмечает, что механизм поддержки является более сложным, чем многие подозревают. По мнению аналитика, исламскому государству удалось консолидировать очень эффективную систему самофинансирования на основе экономической зависимости от них общин, над которыми они осуществляют контроль, а также таких союзников, как отдельных элементов режима Ассада (Сирия).

Стивенс говорит, что относительная независимость исламского государства делает его непобедимым, благодаря изоляции от окружающей среды, потому что слишком «тесно связано со стабильностью региона и методом действий, который не только влияет на внутренние дела исламского государства, но и на общины, с которыми это государство борется».

Более чем оплошность, - ложь 

В этих условиях, поражение исламского государства кажется почти невозможным. На комплекс этих факторов полагалась и администрация Обамы, когда воздержалась относительно формулировки стратегии борьбы с исламским государством, хотя некоторые эксперты осудили заявление президента Обамы, назвав его более чем оплошностью – ложью. По их словам, у Соединённых Штатов уже есть стратегия, которая включает вмешательство в Ираке для поддержки консолидации нового правительства, в составе которого были бы и сунниты, что привело бы к освобождению оккупированных иракских территорий и более эффективной борьбе с исламским государством. Это был бы промежуточный этап перед интервенцией в Сирии.

Отдел секретных информаций журнала The Economist приходит с подобным предложением. Ключ к победе над исламским государством, говорят аналитики EIU, мог бы находиться во владении суннитских вооруженных группировок, которые уже выступают против исламского государства, и которые могли бы обратиться решительно против них в контексте благоприятных политических условий (формирование нового правительства в Багдаде).

Другие говорят, однако, что без военного вмешательства со стороны Запада суннитские племена в Ираке не имеют никакие военные или финансовые шансы перед лицом группировок, так же как не имеют ни армия Ирака ни сирийская.

На этом фоне тот факт, что некоторые видные христианские лидеры из американского католического и протестантского мира взывают о прекращении воздушных атак в Ираке, настаивая на разрешении кризиса дипломатическим путём и сопротивлением насилию, «кажется рекомендацией», которая недооценивает наступательный профиль исламского государства. Жестокость членов исламского государства заставляет даже наиболее мирно настроенных христиан задаваться вопросом, не является ли военное вмешательство наилучшей идеей.

Перевод Liliana Cristicel

 

 

Популярное темы о конце света

Пророки и пророчества (Болотников)

Семинар по книге Апокалипсис

Преодоление последнего кризиса

Откровение Иоанна (В. Олийник)